Разделы дневника

Пьесы. [2]
Драматургические произведения.
Рассказы. [56]
Рассказы и эссе.
Притчи. [6]
Притчи.
Стихи. [6]
Стихи.

Календарь

«  Май 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 151
Главная » 2014 » Май » 11 » Груши из Ташкента
Груши из Ташкента
08:11

                                                      Груши из Ташкента.

                                     

   День с утра выдался пасмурным, дождливым. Славик и Павел, погодки, дети лейтенанта Алексея Смирнова  просыпались вяло и неохотно.

- Ну-ка, бойцы, подъем, подъем! – тормошил их Алексей, а они все не слушались и  норовили  снова укутаться под теплое одеяло.

   Алексею эта игра нравилась, но в детскую вошла супруга Наташа и заявила:

- Так, кто сейчас у меня не встанет, будет наказан! Заберу  из садика последними, и в  магазин,  где есть очень вкусное мороженое, мы заходить не будем. А ты, товарищ старший лейтенант, шагом марш на кухню, а то снова без завтрака на работу уйдешь!

   Наташа, мама и жена, была строгой, и поэтому дети мигом выскочили из  постели, а Алексей отправился на кухню, где через пару минут к нему присоединились мальчишки.

  Завтрак, как обычно, прошел мирно, потому что за спинами ребят до самого конца стояла Наташа, которая, кроме прибаутки «Когда я ем, то глух и нем», знала  много других пословиц о правилах поведения за столом. Ребят особенно веселило, когда такие прибаутки доставались и папе. Тогда он виновато шмыгал носом и жалобно смотрел на детей, мол, видите, и мне досталось.

   После завтрака все стали бодрей и веселей, и поэтому оделись скоро и без шума. Слава и Павел поцеловали маму,  вышли в подъезд. Алексей последовал их примеру, то есть поцеловал Наташу, но и еще успел шепнуть ей на ухо:

- Девочку хочу!

- Со следующей звезды, - рассмеялась Наташа и постучала пальцем по звездочке на погоне.

   На улице от прохлады дети  оживились, и как обычно в таком состоянии засыпали отца вопросами, особенно Слава, ведь он был старший, а значит,  умел задавать умные.

- Папа, папа, - теребил он за руку Алексея. – А ты в милиции уже в детском садике мечтал работать?

- Нет, сына, в детском садике я мечтал стать космонавтом! – признался тот.

- Ага, - подвел итог Слава. – Значит, ты в милиционеры в школе решил идти.

- Нет, не в школе, - ответил отец. – В школе я решил, что буду инженером, и поэтому после школы поступил в политехнический институт.

- Так не бывает! – помолчав немного, заявил вдруг Слава. – В садике не хотел, в школе не хотел, а сам в милицию пошел.

- А это меня уже потом попросили, когда я на заводе работал, - объяснил  ему Алексей.

- Понятно, - кивнул головой Слава и снова подвел итоги. – Наверное,  ты на заводе плохо работал, вот тебя и попросили работать в милиции.

- Ладно! – рассмеялся тут Алексей. – Пусть будет так!

- Пап? А пап! – не унимался Слава. – А ты лучше всех стреляешь?

- Нет, сынок, есть парни, которые стреляют лучше, чем я, - сказал честно Алексей.

- А почему?

- Видишь ли , человек не может делать все лучше всех. Кто-то лучше стреляет, кто-то головой лучше думает.

- А ты, папа, когда лучше всех? - хитро спросил Слава.

- А я лучший самбист, это борьба такая. Вот подрастешь немного, я обязательно возьму тебя с собой на тренировки.

- А ты не врешь?

- Папы не влунишки! – заступился  за отца младший Паша и тут же решился тоже вступить в разговор. – Пап, а дядя Степа с тобой лаботает?

- Папы не влут! - заступился  за отца младший Паша и тут же решился тоже вступить в разговор. – Пап, а дядя Степа с тобой лаботает?

- Какой дядя Степа? - не сразу понял Алексей.

- Ну, этот, у котолого сапоги солок пятого лазмера, - уточнил Паша.

- Ах, этот! – улыбнулся Алексей. – Нет, сынок, этот дядя Степа уже давно на пенсии. Это он меня научил в милиции работать, а сам ушел отдыхать!

  И  ребята под впечатлением, что сам дядя Степа работал с папой, приумолкли , так и дошли до садика.                         

                                                                         2.

   От детсада до работы было совсем недалеко, и в любую погоду Алексей предпочитал пройтись пешком.

   В коридоре он столкнулся с группой майора Савельева. Молча поприветствовав его, ребята прошли в сторону своего кабинета. В последние дни они вместе приходили и уходили с работы, после того, как  погиб при задержании опасного преступника член их команды Василий Петров, вечно улыбчивый и добродушный парень, душа всего угрозыска  района. И только капитан Еременко, шедший последним, подбросил в руки  Алексею апельсин. Алексей ловко поймал его, поднес к лицу и, почувтсвовав необычайно свежий аромат, крикнул вдогонку:

- Откуда такое чудо?

-  Айвазов из командировки вернулся,  – ответил капитан.

   В кабинете своего отдела он увидел начальника, майора Цыплакова, перебиравшего на своем столе бумаги, и стажера Василия, который, как и положено его статусу, уже заварил чай, и снова, добавив в чайник воды, поставил его кипятить, чтобы на утреннее чаепитие кипятка хватило всем.

    Все было как обычно, едва закончилось чаепитие, во время которого успели обсудить дела текущие, как по селектору группу вызвали в кабинет начальника управления Полякова Василий Васильевича. Василий Васильевич никогда не вмешивался в дела групп, считая, что ошибки и всякие неувязки в их деле неизбежны, но никогда не прощал только расхлябанности и неумения аргументировать те или иные действия.

   И сегодня он, как всегда, согласно кивал головой, слушая доклад Цыплакова, и только после того, как тот пояснил начальнику, какими делами будет заниматься каждый из его сотрудников, он прервал майора и сказал:

- А вот вопросы, которые вы возложили на старшего лейтенанта Смирнова, поручите кому- нибудь другому. По требованию прокуратуры области Смирнов сегодня же выезжает в командировку по вновь открывшимся обстоятельствам по делу осужденного, которое расследовали в нашем районе. Если нет вопросов, свободны!

 Вопросов, разумеется, не было, и группа вернулась к себе в кабинет.

   Через минуту в нем появился заместитель Полякова, майор Аркадьев, и сразу перешел к делу.

-Так, - начал он. – Смирнов, ты уже знаешь, что едешь в командировку?

И, получив утвердительный ответ, добавил:

- Кстати, лейтенант, мне звонили из области, тебе пришла путевка. Как вернешься из командировки,  сразу после отчета загляни к Полине Александровне и оформи путевку.

- Эх, везет же некоторым! – откликнулся на это заявление капитан Баринов. – И командировки Смирнову, и путевки!

- А ты, Баринов, где свою контузию получил? Тебе что папки с делами на голову упали? Вот как получишь свою контузию на деле, так милости просим в святцы нашего районного отдела! Не дай бог, конечно!!! Тьфу-тьфу-тьфу!

Все мысленно согласились с ним,  и о путевке Смирнова больше никто и не упоминал.

Вечером, вернувшись домой, дети  увидели, как мама Наташа собирает вещи в знакомый им чемоданчик папы, и поняли, что он уезжает.

- Папа, ты опять едешь в Ташкент?- спросил умный Слава.

- Да, сынок, - ответил, улыбаясь ему Алексей.

- А глуси ты нам пливезешь? – тут же спросил младший Паша.

- Обязательно! – пообещал ему отец.

  Как-то, возвращаясь из командировки, Алексей купил на местном базаре груши. Детям они очень понравились, и пришлось им рассказать, что груши эти из Узбекистана, города Ташкента, и с тех пор дети всегда просили привозить им эти груши. Груши из Ташкента.   Мальчишки уже спали, когда за ним заехала служебная машина и увезла на вокзал.

 

                                                                                     3.                                                                    

 Погода в этих, богом забытых местах, почти никогда не радовала. Пожалуй, только зимой здесь было стабильно снежно и холодно. Спускаясь из вагона, Алексей привычно оглянулся и напрасно. Как всегда, никто, кроме него, на станции не вышел и  ни один проводник не выглянул из своего вагона.  

 Он как-то никогда не интересовался, есть ли здесь другие поселения и приезжают ли сюда и уезжают отсюда другие люди, но платформа для остановки была вполне приличная и даже несколько выгодно отличалась от  многих других провинциальных станций, замызганных и неуютных.

   Совсем рядом с платформой стоял новенький “уазик”, и возле него с явным удольствием от свежего воздуха потягивал папироску начальник местного учереждения Андрей Степанович.

- Здорово, Алексей! Ну, как тебе наша погодка? – спросил он совсем по-свойски, несмотря на то, что был на три чина старше его.

 Но Алексей давно уже обратил внимание на то, что Степанович  не употребляет совсем неуместные здесь фразы : “Я очень рад видеть тебя!” или “Давненько мы не виделись!”

-  Да, уж точно не Ташкент!” – сказал Алексей и чему-то про себя улыбнулся.

-  Давай, садись! – поторопил его Степанович. – Сейчас я повезу тебя, где тепло и хорошо!

 Учреждение находилось совсем недалеко, они въехали внутрь его двора и  прошли по коридорам в кабинет-камеру, где обычно жил и работал Алексей.

 Андрей Степанович быстро и легко крутанул ключ в дверях, распахнул дверь и гордо произнес:

- Прошу!

   Алексей вошел и сразу понял причину торжественного голоса Степановича. Его кабинет разительно преобразился. На стенах появились пусть невзрачные и дешевые, но все же светлые и новые обои. Постель была покрыта новеньким одеялом, а у стола стоял исправный обогреватель, тепло от которого  почувствовал у самых дверей.  О том, что эта бывшая камера, напоминали только решетки на окне, выкрашенные в белый цвет, и пусть хоть с натяжкой, но все же уже больше напоминали оконную раму.

 Алексей одобрительно улыбнулся и пожал руку довольному Андрею Степановичу.

- Это я ремонт затеял, - похвастался Степанович. – Вот видишь, и тебя не забыл! И напарник твой доволен был.

- Ну, спасибо, Степанович, угодил. С меня причитается!

- Да, ладно! – махнул тот рукой.- Ты погоди, у меня уже чайник твой должен быть готов. Я дежурному приказал. А ты пока устраивайся. В холодильник положи, что надо. Я в нем недавно фрион поменял, хорошо вовремя заметил, а то ведь без него беда. Сырость не холод, продукты не бережет!

Пока Алексей раскладывал свои вещи , в дверях с чайником появился Андрей Степанович.

- Во, готово!  Что еще пожелаете?

- Боюсь, что в такой обстановке меня потянет на лирику, Андрей Степанович и я раскисну. Давайте-ка сразу перейдем на прозу. Работа есть работа.

- Понял, понял Леша, - сказал Степанович и снова ушел.

Через пару минут он вернулся и вывалил на стол Алексея четыре увесистых тома.

- Вот, читай! Не Достоевский, конечно, но что поделать.

Он еще раз осмотрел взглядом  кабинет-камеру и вышел, тихо прикрыв за собою дверь.

Алексей отрезал кусочек свежего лимона в стакан, налил чай и, устроившись за столом, привычно положил перед собой первый том уголовного дела.

 

                                                                           4.

Из материалов уголовного дела.

18 час15 мин в дежурную часть № 23 ОВД г. У-ск поступил звонок от гр. Солохова М.И., проживающего по адресу: ул. Пестеля, 18, кв.17. Он сообщил, что  хотел зайти по делу к своим соседям, семье Парамоновых, однако на стук ему никто не ответил, а дверь оказалась открытой. Солохов М.И. приоткрыл дверь и увидел у порога убитого хозяина квартиры Парамонова Петра и немедленно вызвал милицию”

 Из протокола осмотра места происшествия 19 час. 40мин. – 23 час 15мин.

“ На месте происшествия обнаружены в коридоре квартиры № 19 труп Парамонова Петра Васильевича 19..года рождения, со следами от удара предположительно тяжелым тупым предметом в правую височную часть головы. Вокруг головы трупа лужа бурой жидкости похожей на кровь. Следов волочения трупа не обнаружено. В спальне, на кровати, обнаружен труп его жены Парамоновой Екатерины Ивановны 19... года рождения. На голове, правой руке и спине имеются телесные повреждения. Одета в домашний халат, правый рукав халата надорван от плеча. В ванной комнате обнаружен труп их десятилетнего сына . Тело опущено в ванну, на шее ребенка отчетливо видны синяки, напоминающие следы пальцев. 

На месте преступления обнаружены и изъяты отпечатки пальцев нескольких человек.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы:

Смерть Парамонова Петра Васильевича 19..года рождения, наступила вследствие  удара  тяжелым тупым предметом в правую височную часть головы.

Смерть Парамоновой Е.И. наступила от удушения возможно подушкой. Следов действий сексуальногго характера по отношению к потерпевшей не обнаружено.

Смерть мальчика наступила в результате асфексии (насильственого удушения).

Из допроса Парамонова Е.В.

“Вопрос: Кем вы приходитесь убитому Парамонову П.В.?

Ответ: Он мой родной брат

Вопрос: Можете ли вы предположить из-за чего мог быть убит ваш брат?

Ответ: Да, могу. Мой брат на днях должен был купить машину. Для этого у него чуть-чуть не хватало денег,  он начал их занимать. И поэтому многие знали о том, что в его квартире  находится крупная сумма денег. Насколько мне известно, при обыске их не нашли, значит преступники  забрали  деньги, поэтому  убили семью Петра”

Вопрос: Однако преступники сразу убили Петра. Как вы думаете, почему? Ведь он знал, где лежат деньги.

Ответ: Петр  не трус, он никогда бы не сказал, где лежат деньги. Они убили Петра, затем били Катю, пока она не сказала, где деньги, а потом убили ее и ребенка, чтобы не оставлять свидетелей.”

Из допроса Куринной О.И.

“Вопрос: Скажите, вы занимали деньги Парамонову П.В.?

Ответ: Да. Я заняла ему тысячу двести рублей. Петр хотел купить машину и через жену попросил помочь. Мы с Катей были в хороших отношениях, и я помогла.

Вопрос: Почему вы сами решили обратиться к нам? Вы хотите, чтобы кто-то из родных вернул вам эти деньги?

Ответ: Нет. Я просто хочу помочь следствию. Дело в том, когда я собирала деньги для Парамоновых, то всунула в эту пачку денег случайно порванную и небрежно мною склееную десятку. Если надо, я опознаю среди любых денег этого номинала, так как эта десятка у меня хранилась давно, и я ее хорошо запомнила”.

Из журнала дежурной части ОВД № 14

“17 октября 19.. года в  16.23 в отделение поступил звонок от продавца Серовой Марии Сергеевны магазина “Гастроном” по улице Некрасова, которая сообщила, что десять минут назад у нее в отделе мужчина купил две бутылки водки, 200 гр. докторской колбасы и расплатился с ней денежным знаком в десять рублей с признаками повреждения и некачественного склеевания купюры. В связи с тем, что она, как и все продавцы магазинов были предупреждены о такой купюре, она немедленно позвонила по номеру 02. Тов. Серова приняла меры, чтобы сохранить отпечатки пальцев на банкноте, кроме того, она утверждает, что узнает  этого покупателя, который всегда покупает товары в этом “Гастрономе”, в частности водку.”

Из протокола дела по убийству семьи Парамоновых:

“ В 18.00  оперативной группой дежурной части ОВД №23 с санкции прокурора по адресу: улица Баумана, дом 3, квартира 56, хозяином которой является Сытин Игорь Иванович, был произведен обыск в присутствии понятых. В ходе которой была изъята крупная сумма денег в размере 6356 (шести тысяч триста пятидесяти шести рублей) ,а также рубашка с бурыми пятнами, похожими на кровь. О происхождении денег и пятен  хозяин квартиры внятных показаний дать не смог. И  был доставлен в оперативную часть.В присутствии понятых он был опознан продавцом “Гастронома” тов. Серовой М.С. (протокол прилагается). Также в присутстсвии подозреваемого и свидетелей тов. Куринная О.И. опознала купюру, которой подозреваемый расплатился в магазине. Оперативно произведенная экспертиза отпечатков пальцев  подтвердила, что они принадлежат  человеку, расплатившемуся известной банкнотой в магазине “Гастроном” и убийце  семьи Парамоновых. В 21 час 20 минут подозреваемый Сытин И.И.  под давлением неопровержимых улик дал признательные показания, из которых следует, что он один является виновником убийства.”

Из допросов обвиняемого Сытина И.Н.

“ Вопрос: Зачем вы убили семью Парамоновых?

Ответ: Я недавно освободился и решил, что сидеть как-то за мелочь это плохо. И поэтому хотелось взять что-то по крупному, один раз, чтобы потом долго не мозолить никому глаза. О том, что у семьи Парамоновых есть крупная сумма денег узнал случайно, в пивной какой-то мужик трепанулся,ну оговорился. Вот я и решился.

Вопрос: А зачем же убивать? Могли бы дождаться, когда все выйдут из дома?

Ответ: Ну да! Они , что, мне записку оставили бы, где деньги лежат? Я как мужика этого кончил, так бабе этой только два тычка сделал, она сразу показала где, дура, конечно!

Вопрос: А ребенка зачем тронули?

Ответ: Ну, это нехорошо, конечно, получилось. Я ведь не знал, что он дома. Может, он в школе или в кружке каком. Да и не было его, когда я вошел. Это потом, когда я деньги нашел, где эта баба указала, я решил их пересчитать, а вдруг не все и где-то еще есть. Ну снял перчатки и пересчитывал, а тут пацан этот захныкал. Я на кухню, схватил его и в ванную, а он вырываться начал и крикнул даже, так я тут его и кончил.

Из допросов Сытина И.Н.

Сытин: Гражданин начальник, я хочу сделать официальное заявление следствию. Разрешите.

Следователь: Пожалуйста.

Сытин: Гражданин следователь, я официально заявляю следствию, что мальчика я не хотел убивать. И прошу следствие и суд принять мое заявление как смягчающее обстоятельство в моем деле.”

 

                                                                              5.

                                   

 

   Рядом с кабинетом Алексея находилась камера для прогулок. Когда Алексей приезжал сюда,  туда никто, кроме него не входил, хотя дверь всегда была открытой.

   Но в этот раз, утром третьего дня, дверь скрипнула, и в камеру вошел Андрей Степанович.

- Вот ты где! – сказал он. – Послушай, Алексей, мои ребята сегодня будут здесь коридор красить, а краска сущий напалм! Переселять тебя - больше хлопот. Давай-ка я тебя, пока эта вонь не выветрится, на часа четыре с собой на рыбалку заберу. Конечно, это нарушение инструкции, но ведь должны быть исключения.

- Есть на рыбалку! – ответил Алексей.

- Вот и хорошо, - остался доволен Степанович. – Собирайся, я тебя у выхода подожду.

   Рыбалка получилось отменной. И клевало хорошо, и погода, на редкость для этих мест, выдалась теплой и безветренной. Андрей Степанович оказался тем рыбаком, который не признает рыбалку без ухи и содержимого в его маленькой фляжке. Время за разговорами пролетело быстро и незаметно к явному сожалению отдыхающих. И поэтому, когда уже собрали снасти и убрались за собой,  они, не сговариваясь, присели у берега,  любуясь на отражения в чистой воде  деревьев и проплывающих в небе облаков.

- Спасибо вам, Андрей Степанович, - сказал Алексей. – Так хорошо душой отдохнул!

- Я тебя понимаю, - ответил полковник. – Конечно, начитаешься такого, так и не знаешь, как свою душу от этого уберечь.

- Да, я знаю, что  вы тоже читаете эту литературу? – сказал Алексей.

- А как же, - подтвердил Андрей Степанович. – Они же прибывают к нам, так прямо божьи посланники. С кем ни поговори, так ангел небесный, а как прочитаешь о нем, так Иуда против него – святой! А еще ведь жалуются! То им холодно, то жарко, витаминов, видите ли, им в рационе не хватает!

- Груш из Ташкента, - почему-то вставил Алексей.

- Вот-вот, - согласился полковник. – Им не груши, а банан от государства!  Я ведь, Алеша, войну прихватил, многое видел, многое терпел. Вот если спросить меня, где тяжко было  -на войне или здесь, ты не поверишь, здесь! Только там я знал, что с ними делать, а здесь… Да что нам о них говорить! Ты, Леша, когда закончишь читать?

- А я уже почти закончил,  - ответил Алексей. – Для меня все ясно. Но надо дочитать до конца, так учили, для порядка. Вот приедем,  и через час можете забирать свою библиотеку.

- Ну и хорошо, дочитай,  раз так учили,  - согласно кивнул головой Степанович. –  Значит, завтра мы можем закончить твою командировку. Часов в двенадцать?

- Да, в двенадцать будет нормально, - ответил Алексей.

- Тогда поехали, - сказал Андрей Степанович, вставая. – А то мне еще нужно будет заинтересованных лиц обзвонить.

                                                                           6.

                                         

     На следующий день в десять часов утра в кабинет Алексея вошел Степанович и положил на заправленную постель форму и портупею.

- Ого, - заметил Алексей. - А форма-то новая!

- Да, новая, - ответил Андрей Степанович. – Я в прошлый раз заметил, что старая стала тебе немного узковата, а тебе это ни к чему, вот и заменил. Ты пока, Алексей, отдыхай. Я без десяти за тобой зайду.

   Ровно без десяти двенадцать он зашел за Алексеем, который в новой форме проследовал за ним в кабинет.

  Андрей Степанович прошел в кабинет, а Алексей остался сидеть в приемной.

   Через две минуты в коридоре послышались шаги, и в приемную вошли Сытин в наручниках и конвоир.

Алексей встал и открыл дверь.

- Вперед! – скомандовал конвоир, и они вместе с Сытиным вошли в кабинет, Алексей прошел за ними, закрыл за собой дверь.

   За столом Андрея Степановича сидели прокурор, представитель защиты и еще один мужчина.

   Мужчина этот встал и объявил:

-  Гражданин Сытин, согласно решению суда, вы имели право на ходатайство о помиловании, чем и воспользовались. Сегодня мы вызвали вас для того, чтобы объявить вам, что ваше прошение о помиловании Указом Президиума Верховного Совета отклонено, и решение суда остается в силе. Пройдите к столу и распишитесь, что вы ознакомлены с этим решением.

   Сытин пошатнулся, но сделал два шага вперед  и расписался.

- Кругом! – скомандовал конвоир.

   Сытин развернулся и вышел за конвоиром в коридор. Алексей вышел за ними и пошел вслед  за Сытиным.  Конвоир по дороге открывал все новые двери, а Сытин и Алексей следовали за ним.

   Наконец, конвоир открыл еще одну дверь, но сам не прошел,  взмахнув рукой, приказал:

- Вперед!

   Сытин и Алексей пошли дальше, и теперь уже Алексей давал команды, куда поворачивать. Неожиданно после очередного поворота освещение в окне или прожектор ярко ослепил впереди идущего Сытина. Он остановился и пытался разглядеть, куда ему идти дальше, и в это время Алексей выстрелил в него.

   Сытин упал. Яркий свет тотчас исчез, а из-за угла сразу появились все те, кто сидел за столом в кабинете у Андрея Степановича и врач.

   Врач сразу склонился к Сытину, осмотрел рану, проверил пульс, зрачки, сердцебиение и,  обернувшись к Алексею, сказал:

- Все нормально.

   Алексей развернулся и ушел в сторону своего кабинета. Остальные остались подписывать протокол.

                            

 

                                                                     7.

   Возвращаясь с вокзала на такси, он остановил его у небольшого базара, недалеко от своего дома.

   На базаре было еще почти безлюдно. Торговали в основном старушки, которые не могли помыслить свою жизнь без этого базара в любое время года, несколько южан, торгующих фруктами, и высокий, худой молодой кавказец с полным чемоданом алых и белых гвоздик. И если со всеми торговцами на этом базаре  можно было, как положено, поторговаться и сбить цену, то кавказец с утра до вечера был непреклонен. В его планы, очевидно, входило увезти отсюда взамен гвоздик полный чемодан денег.

   Алексей подошел к старику – узбеку и поприветствовал его:

- Ассалеймалейкум, ата!

- Салем, салем, сынок! – радостно отозвался старик. – Ты что, лейтенант, опять  из Ташкента вернулся? Как там погода?

- Замечательная! – рассмеялся Алексей. – От минус шести градусов до плюс одного.

- Скажи-ка, как стало теперь у меня на родине холодно. Что, сынок, опять груши будем покупать?

- Обязательно груши, - согласился Алексей.

- Вот и хорошо, - сказал старик и склонился под прилавок, и вскоре он выставил перед  Алексеем пакет с фруктами.

- Здесь, сынок,  два килограмма груш и один гранат, итого пять рублей. Вешать будем?

- Нет! Спасибо отец! – сказал Алексей.

   Дома он попил чай и, завернувшись в любимое одеяло, сел в кресло смотреть телевизор. Там и незаметно уснул.

Алексей проснулся, когда услышал громкий крик умного Славы:

- Мама, мама! Папа вернулся! Смотри, вот его ботинки стоят!

Младший Пашка, испугавшись, что его опередят, тоже стал кричать:

- Папа, папа! А ты глусы с Таскента пливез!?

 

 

 

 

 

  

Категория: Рассказы. | Просмотров: 220 | Добавил: millit | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: