Разделы дневника

Пьесы. [2]
Драматургические произведения.
Рассказы. [56]
Рассказы и эссе.
Притчи. [6]
Притчи.
Стихи. [6]
Стихи.

Календарь

«  Декабрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 149
Главная » 2010 » Декабрь » 11 » Сорок четыре.
Сорок четыре.
13:57
 
 
                                                       Сорок четыре.
 
    
 
   Еще издали Субудай – багатур, великий военачальник монгол, увидел горящий город, и сердце его наполнилось радостью. Еще бы, горел город славы и гордости ненавистных ему булгар. Даже сам, Чингиз - хан не смог одолеть булгар, и монголы потерпели от них тогда единственное поражение и долго затем, не решались повторить поход против этого народа.
   И вот он, Субудай - багатур, которому Чингиз – хан завещал попечительство над своими сыновьями, не с ними, а с внуком великого завоевателя, Бату – ханом, вернулся на эту землю, чтобы восстановить справедливость и славу воинов монгол. 
  Целых два года передовые отряды проверяли на прочность воинство булгар, появляясь то тут, то там, не избегая легких стычек, но и не давая погубить себя.      
  Целых два года, лазутчики под видом купцов и путешественников рассматривали укрепления городов булгар и особенно этот город - Болгар, пытаясь найти среди этого народа предателей и желающих служить великому хану.
   Целых два года послы и посланники монгол вносили раскол среди союзников и соседей булгар, обещая им поддержку, покровительство самого Бату – хана, если они откажутся помогать Булгарии.
    И вот теперь, когда все эти действия принесли свои плоды, хитрый и старый Субудай – багатур, решился повторить путь самого великого отца монгол Чингиз – хана. Город отказался сдаться, и он будет наказан. Великой пролитой кровью карают монголы непокорные города. Десятки народов покорил Субудай - багатур и никогда не изменял этому праву, праву сильного, праву вершителя жизни и судеб.
  Долго ждал этого дня старый воин и поэтому, когда узнал о взятие города, поспешил взглянуть на него. Когда подъехал он и телохранители его, уже стемнело, но огромное до небес зарево, которым был охвачен город, указывал им путь. И когда приблизились они, то казалось, солнце упало на землю. И теперь, это солнце, догорало на земле, высоко посылая свои искры, и они, рассеваясь по небу, светили новыми мириадами звезд над несчастным городом.
                                         
                                                   2.
 
      Воины тотчас узнали Субудай - багатура. Восторженные крики славили его имя и подвиги. И в этих криках слышал он, что верны ему эти воины и готовы умереть во славу монгол.
   Вот скачет навстречу, его любимчик, юный багатур Кадан., он спешит покинуть боевого коня и, преклонив колени, с восхищением на лице говорит о победе. Слова его тонут в общих криках и Субудай-багатур молча, улыбается, как бы принимая его слова. Он понимает состояние юноши, победившего в бою, мечтающего получить из рук великого воина золотую пайзцу, особую метку монгол, свидетельствующую, что ее владелец удостоен всякой власти от имени Бату – хана. Да, конечно, Кадан достоин такой почести, но не допускающий поспешности Субудай – багатур молча, продолжает путь, приглашая жестом Кадана следовать за ним.
 
                                                       
 
 - Ты еще вчера обещал, что город падет, - сказал он догнавшему его юноше, как бы остужая его пыл.
- Хорошие воины, злой народ! – склонив голову, скрывая досаду, ответил ему Кадан.
- Да, хорошие воины, - согласно кивнул головой Субудай.
   И тут он повернул коня своего к правой части города-крепости, где в зареве пожара мелькали тени на стенах и слышались еще чьи-то крики. Приблизившись, старый воин убедился, что слух и чутье не обманули его, на этой стороне города еще шло настоящее сражение, и отчаянные крики защитников перекрывали шум оружия и огня.
- Что это? – спросил он Кадана.
- Это маленький отряд, - ответил Кадан. – Кажется, они прикрывают отход стариков и детей. Мы скоро покончим с ними.
 - Почему они так кричат? – спросил багатур.
- Не знаю, повелитель. Злой народ, хорошие воины, - ответил, снова понурив голову молодой воин.
   И тогда, как бы по зову души, старый воин направил своего коня прямо к стенам города. Молчаливые тургауды-телохранители, лишь на мгновенье смутились, но в миг другой взяли в еще более плотное кольцо главного полководца монгол и не спускали глаз от происходящего вокруг. Мимо Субудая проходили вперед все новые воины, и видел он страх в их глазах. От этих криков на стенах города стыла кровь, и бледнели лица монгол. И тогда, когда до города осталось полпути летящей стрелы, Субудай еще раз прислушался, остановил коня и сказал, не оборачиваясь Кадану:
- Это – женщины! Кадан, это не воины.
  Тишина стояла за его спиной. Кадан понял это еще раньше, и лицо его стало багровым от гнева и стыда. Не дождавшись ответа, сказал Субудай – багатур, указывая на проходящих мимо него воинов:
- Скажи им, пусть их возьмут живыми!
 
                                             3.
 
                                         
 
   Упавшее солнце и не думало догорать. Огонь с новой силой полыхал над городом, так, что можно было увидеть насекомых в траве и пролетающих в небе испуганных птиц.
   И никто не освещал путь пленницам, их провели со стен города к месту, где стоял Субудай - багатур.
 - Сколько их? – спросил старый воин.
- Сорок четыре! – ответил старший тургауд.
   И сошел тогда с коня Субудай – багатур и пошел он среди женщин, вглядываясь в их лица. Женщины не знали его и не могли знать и, казалось, довольные тем, что все закончилось, спокойно смотрели перед собой, словно не замечая проходящего между ними старца в сопровождение двух тургаудов. И лишь одна из них, низко уронила голову и заметно дрожала. Субудай приблизился к ней и увидел, что ее плечо разрублено мечом, по лицу стекал холодный пот, и она вот-вот потеряет сознание.
- Помоги ей, - сказал Субудай – багатур тургауду слева и едва он прошел вперед, как услышал позади себя звук упавшей на траву головы, а затем и тела женщины.   
 
                                             
  
   Еще в седле он заметил среди толпы пленниц знатную, судя по одежде, высокую и красивую женщину. Он подошел к ней, взглянул на ее руки, удивился их белизне и красоте, словно не веря в то, что они могли держать оружие.
 - Позовите Цзиня! – приказал он.
И когда подошел Цзинь, китаец, знавший тридцать языков, сказал ему:
 - Спроси у нее, почему они кричали?
- Они – женщины. Им было страшно, - передал ответ женщины китаец Цзинь.           
   Субудай – багатур вернулся к своему коню, и он сказал Кадану:
 - Они кричали, потому что им было страшно! И от страха зарубили сотни твоих воинов. Посмотри, какие красивые женщины Кадан, а ты с ними воюешь!
 - Красивые женщины, злой народ! – ответил, склонившись ему Кадан, и когда Субудай – багатур уехал прочь, еще долго вглядывался во мрак, укрывший собой великого воина.
   Из забытья его вывел голос сотника:
 - Что делать с ними? – спросил он, указывая на женщин.
И словно в отместку уходящей власти, но имея свою власть, Кадан ответил:
- Закопайте их! Всех! Живыми!
 
    Еще много достойных воинов-противников предстояло увидеть Кадану на пути к своей славе, но эти сорок четыре были первыми на его пути.
 
                                                       
 
  Рассказ опубликован в сетевом журнале "Камертон" (Россия) №21 Июль2011 г.
  в альманахе "Форум" №6 2012 г. (Украина), журнал "Нива" (Казахстан) №4 2013 г.
Категория: Рассказы. | Просмотров: 1332 | Добавил: millit | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: