Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 149
Главная » Статьи » Мои статьи

СССР:глазами очевидца. Атеизм и религия.

                            

                                   Безбожный Союз.
 

 

       Религия всегда имела и имеет большое влияние на внутреннею и внешнею политику любой страны, а некоторых случаях просто органично вживается в жизнь страны, являясь одной из ее составляющих. В случае если этот народ составляет основную часть населения страны, а данная религия имеет подавляющее большинство адептов (последователей).

   Значение религии легко объяснимо. Религия, явилась первой формой идеологии в жизни человечества и широко использовалась в разрешение проблем наций, стран и формаций. И поэтому, опыта ей не занимать. И только из искры возгорится пламя… Не случайно, если между странами и нациями возникали какие-то проблемы, то и религии их противоположны.

   Правильно кто-то сказал, мол, хорошо, что у господа был только один Сын божий и то, сколько из-за него было войн. И, конечно же, страны с близкими религиозными конфессиями имеют более тесные и дружелюбные отношения.

   Показателен, например тот факт, что при приближении развала СССР, руководитель только одной страны из Варшавского договора, а именно Т.Живков (Болгария), призывал более энергично защищать завоевания социализма. И это легко объяснимо не только тем, что русские и болгары очень близки, как славянские народы, но и религией (или, к примеру, современные сербы). Не случайно, все другие  бывшие страны социалистического лагеря, где официальной религией является христианский католицизм, объявляют Советский Союз едва ли не оккупантом. И это, при таких жертвах во время освобождения их от фашизма. Такова есть цена ненависти Ватикана к СССР. И не только СССР. Не знаю, с какого стакана Ельцин как-то пообещал посодействовать Ватикану сближение и визит Папы римского в Россию, но помнится, крепко испортил отношения этими «небогоугодными» заявлениями с православной церковью России (РПЦ). Лично у меня сложилось впечатление, что церковники даже после смерти Б.Н. этого ему не простили.

    Я мысленно аплодирую православной церкви Руси, сумевшей сохранить свое влияние на умы своего народа и правителей столько лет и веков, при имевших на это поползновениях католической церкви. Да еще при таких царях-императорах, которые буквально тащили все западное в то самое окно, прорубленное еще Петром Первым. Его наследниках, переженившихся на «мамзелях» инородных и не оставивших в последних наследниках ни капли русской крови, разве что гемофилию.

    Так уж исторически сложилось, что из-за большой территории и многонациональности, в России и СССР доминировали несколько религиозных течений: христианское православие, мусульманство, буддизм, иудаизм и западное христианское протестантство. Православное протестантство, не выжило еще при царской России, что снова говорит о всемогущем влияние православной церкви. Первые четыре, являются, так называемыми мировыми религиями. Протестантство, можно причислить к пятой, ибо выделить какую то одну ветвь протестантства весьма затруднительно.

   Несколько вот такое обширное вступление к данной главе я объясняю тем, что, по моему мнению, нет, и не может быть идти никакой речи о том, что якобы возможно какое либо реальное отделение религии от государства, даже в самом, что не есть тоталитарном или светском государстве.

    Один проповедник при мне привел однажды прекрасный довод существования бога.  «Нельзя отвергать существование того, что нет» - заявил он, что вполне соответствует материалистическому воззрению.

    Если, с такими доводами о существование бога можно и поспорить, то закрывать глаза на существующие церкви в обществе, конечно же нельзя.

   Октябрьская революция 1917 года  привел к духовному и материальному переделу власти и церкви царской России.

    Не будем однако вдаваться в дебаты, чем была церковь в дореволюционной России, чьи интересы представляла, какими материальными владениями владела, что проповедовала, каким образцом являлась для своих прихожан. Как и в любой идеологической формации, представители церкви имели своих ярких и достойных реформаторов  - революционеров, а также мерзких и отвратительных душегубов. Среди них были  достойные и скромные служители, а также самые низкие ничтожества от религии, как и в любой другой общественной формации.

    Достоинством же декрета об отделение религии от государства и школы от церкви от 1918 года можно считать, что оно касалась, всех  без исключения, религиозных объединений.

   Кстати, я немного погорячился, когда сказал, что русская православная церковь, имела большое влияние на народные массы.

    После революционных событий 1905 года, царское правительство дало  ряд послаблений западному протестантству. Это явилось следствием не только того, что в некоторых кругах высшего общества, протестантство являлось модным поветрием (в отличие, кстати, от царского поклонения мужику Распутину). Правительство прекрасно понимало, что для ослабления рабочего движения протестантство подходит как нельзя лучше. И не случись революции 1917, не известно, в каких задворках России оказалось бы РПЦ?

    Ведь даже теперь, дав настоящий отпор только лишь посягательству Ватикана, на хотя бы какое либо влияние на Россию, РПЦ ничего не может поделать с влиянием всевозможных сект протестантского направления. А они, бесчинствуя, весьма напоминают порой секты хлыстов и трясунов, которой принесли им, да и государству российскому немало хлопот еще при царе-батюшке.

    Некоторые исследователи утверждают, что не тронь большевики церковь, Советская Россия пошла бы иным путем. Но этого просто практически не могло быть. Позволю себе утверждать, что революция большевиков 1917 года была сколь социальная столь и мировоззренческая. И к власти в стране пришли люди не просто сторонников материалистических воззрений от Маркса и Энгельса, но и воинствующего атеизма от Фейрбаха. Да и сами церковники ни хлебом и солью встретили революцию и даже успевшие разбогатеть представители западного протестантизма, с оружием в руках защищали, «богом» данное им богатство. Конечно, не хорошо обижать божьих людей, но иного варианта просто не было.

   Атеистическая пропаганда сыграла свою роль. Как во времена М.Горбачева, когда шла борьба с пьянством, и люди выносили и сдавали самогонные аппараты, так и в те времена люди выносили и выбрасывали иконы и богословские книги.

   Безбожье активно наступало на религию вместе с ростом грамотности, доступности населения к средствам культуры: кино, радио, книги и газеты.

    Очередным наступлением на религию стало принятие в 1929 года законодательства о религиозных культах, не избежали священнослужители и репрессий 30-х годов. Во время войны этих репрессии заметно стало меньше и не только потому, что было некогда. Государство тогда использовало все возможные пути, чтобы вдохновить народ на борьбу с фашизмом и конечно и о религии не забыли. Церкви не только объявили богоугодным делом борьбу с оккупантами, но жертвовали средства на изготовление танков и самолетов. Последствия войны не замедлили сказаться, в церкви хлынули много новых прихожан, но страна, занятая восстановлением хозяйства, практически до 60-х годов не очень то реагировала на это явление. В 60-х, наконец, о религии вспомнили. Еще бы, ведь новый руководитель страны Н.С. Хрущев пообещал привести страну в 1980 году к коммунизму. Но в коммунизм с религией идти,  было нельзя. И хотя на партийных съездах народу неизменно сообщали, что верующие страны наряду со всем народом активно трудятся в строительстве коммунизма и даже государственными наградами не обделены, борьба с религией вступила в очередной виток. Конечно, эта борьба не была кровавой, но, была более безграмотной, чем в годы того же воинствующего атеизма.

    Например, в атеистической  или политической брошюре могли опубликовать фотографии обложек антисоветских книг, среди которых частенько попадали Библия или Псалтырь. Пропагандисты и активисты атеистической борьбы были безграмотны, плохо знали священные писания или обрядность и культ той или иной религии. Особенно это касалось протестантских общин. Навещавшие их комиссии выбирали неправильное поведение на собраниях, не умели вести диспуты с казалось бы с рядовыми, безграмотными верующими. Все это, оказывало негативное влияние на верующих и подогревалось руководителями общин, как факты злоумышленного давления на религию. Любые факты: неприятности верующих на работе, в личной жизни, не сложившие отношения с неверующими родственниками, а то и не дай бог хоть в чем-то загадочную смерть одного из прихожан - немедленно обыгрывалось в пользу гонений на церковь. Всем этим пользовалась западная пропаганда, и трубила на весь мир о гонениях религии в СССР.

    Как уже отмечалось, особо это касалось западного протестантизма, которые не только умело, готовили духовных руководителей своих общин, но и имели в своих рядах и явных врагов советской власти. И если, в известных нам церквях мировых религии такие явления были очень большой редкостью, то членство в рядах церкви протестантов, а то и в руководителях, бывших фашистских прислужников было предостаточно. Это легко объяснялось тем, что такие церкви носили практически закрытый характер, когда рядовым верующим невозможно было объяснить, кто ими руководит. Верующие и сами скрывали, кто ими руководит, так как предательство объявлялось величайшем грехом. И если, порой, некоторым верующим становилось известно, что тот или иной «брат» имел какие-то проблемы с законом, то это чаще всего воспринималось как «страдания за веру». Такие «страдания за веру» всячески поощрялись, провоцировались и обожествлялись. Первыми нарушениями были: отказ служить в армии и организация воскресных школ для детей (плюс организация кассы, подпольной типографии, распространение литературы в общественных местах и т.д.). Нет, я не буду рассказывать как доводы, как одна женщина душила свою дочь пионерским галстуком, когда она узнала, что та вступила в эту детскую организацию. Или, как один «святой отец» крестил свою паству в проруби, в результате, чего были смертельные исходы от простуды. Проповеди или просто собеседования, стоили бы отдельного разговора, и их образцы можно было бы собрать в многотомник. Все зависит от места, цели, состояния масс или индивида. Ну, например, проповедник заявляет, что солдаты Наполеона подожгли Москву, но пошел дождь, и Москва была спасена. Вы, правильно все поняли? Ну конечно, если дождь, то он от бога! Про то, как Гагарин в космосе видел бога, и ему не разрешили рассказывать об этом, знал, что называется каждый верующий-школьник. Позже к этому еще и прибавили, что якобы и разбился Гагарин от отчаяния, что ему не дают говорить правду о боге. Религиозное мракобесие практически ничем не отличается своей практикой от времен древних, до наших современных. Я, лично, знаю примеры и похуже, достойные сравнения с поступками жителей  Содома и Гомморы. Но меня в жизни больше смущали «атеисты», с видом знатоков уверяющие, что в той или иной церкви тайно проводятся жертвоприношения, или существуют обряды «общей любви» и прочий бред.

    Вот такое «взаимное мракобесие», конечно же не красит сосуществующих рядом людей.

    За свою жизнь, я посетил множество богослужений, поговорил со многими священнослужителями и рядовыми верующими (регулярно, около трех лет, посещал лишь собрания СЦ ЕХБ). И убедился, религия, есть глубоко индивидуальное психологическое состояние личности.

   Интересно отметить, что даже верующие люди и их пастыри, давно уже утеряли само значение понятия веры. Ведь вера, в религиозном понятие, не носит смысла, как веры в существование бога, а как реальную сущность влияния на жизнь индивида оного.

   Конечно, давно уже прошли те времена, когда, за одно только иноверие немедленно обнажались мечи и срубались головы «неверных».

   Современные миссионеры «от бога», получив свои высшие образования, с улыбкой будут убеждать вас, что бог един и у христиан и мусульман и индусов. Последующие пол часа, они с той же улыбкой, будут утверждать вам, что «их» религия все же лучше. Ну, а потом вы и вовсе поймете, что остальные веры просто «от сатаны»!

    У меня, как-то с этим проще. Мой бог-атеизм, не имеет континентов, рас и наций. Однажды, в  юности я прочитал стихи о первом атеисте, то есть человеке, который понял вдруг, что бога нет. И что он сделал? Он - заплакал, потому что понял: за все, что творится на свете, только он в ответе, потому что знает, что ничего исправить уже будет нельзя. И никто не спросит его, зачем он так поступил. За все он ответит, только своей совести. А еще меня потрясла книга с последними письмами австрийских участников Сопротивления фашизму, приговоренных к смертной казни. Если письмо писал верующий человек, он просил, утешится близких в надежде, что встретятся на небесах. В письмах, которые писали люди неверующие, было твердое убеждение в правоте своего дела и как завещание, продолжить его. Какое мужество! И там и тут вера в будущее, но разное.

     Как-то я рассказал одному человеку свое понятие веры: если человек приходит к богу, значит, он чувствует, что с его совестью что-то не так. Если уходит от бога, значит он ее (совесть) потерял.

      Что грустновато и заумно все тут получилось, а ведь в жизни не так все грустно. Пожалуй, расскажу пару веселых вещей из своей жизни на эту тему, хотя я знаю их намного больше…

     На одном христианском, праздничном собрании, на котором я присутствовал, ожидалось множество покаяний молодежи (это такой этап в вере человека: сначала каешься, потом, некоторое время спустя, принимаешь крещение и становишься полноправным членом церкви). Несмотря на то, что эту молодежь заранее готовят к такому событию, проводя собеседования, дело как-то сразу не заладилось. Для смелости остальных пришлось первым покаяться молодому человеку, который уже был членом церкви, но здесь в толпе и из-за маленького роста вполне сошел за подростка и подал пример как нужно каяться. Вслед за ним покаялись несколько юношей и девушек, но проповедники вновь и вновь, сменяя друг друга, призывали каяться. Очевидно, они знали, какое примерно число покаянных должно быть. Одиннадцать(!) часов длилось это действие, которые верующие все время практически провели в молитвах стоя или на коленях. Особенно тяжело пришлось старикам и детям. Но «старшие братья» не унимались, им до зарезу нужно было выполнить свой план. И вот когда очередной духовный глашатай призвал к покаянию, в идеальной тишине вдруг раздалось жалобное и протяжное коровье: «Му-у-у-у!» с соседнего двора, за забором (собрание проходило во дворе частного дома одного из верующих). Неизвестно, в чем именно корова хотела покаяться, но часть верующих, не смотря на всю серьезность ситуации, не сдержали смех. Собрание было немедленно свернуто.

    Другой случай произошел в Ленинграде. В одной из церквей мне была назначена аудиенция с одним  известным священником. В ожидании, я обходил церковь, в которой было чем полюбоваться. Видимо заинтересовавшись, что делает в церкви такой молодой человек, как я, ко мне подошла одна с виду убогая старушка. Выяснив, что я вовсе не представляю ее веру, она вдруг исчезла, чтобы вернуться через минуту в окружение, таких же бабулек, которые вот-вот готовые в меня вцепиться злобно источали: «Изыди, сатана! Изыди!». Понимая, что в церкви нужно вести себя скромно, я отбивался, как мог, и «бесстрашно» отступал назад. Наконец, старушки почему-то остановились в метре от меня, и все еще доставали меня словесно - шипя проклятия, и физически - клюками и палками. На этот шум из неприметных дверей появился один из служителей и прикрикнул на бабулек, как старшина в армии на солдат: «Тихо! Этого молодого человека, сам отец N будет принимать!». Старушки отступили, но постоянно баржировали вокруг, злобно шипя какие-то молитвы. Вскоре выяснилось, почему они вдруг остановились в метре от меня. Оказывается,  отступая, взобрался я на алтарь, куда женщинам ступать строго запрещено. Повезло! Не рискуя сойти оттуда, я продолжал наблюдения, поглядывая на те самые неприметные двери, откуда, очевидно и должен появиться и сам отец N. Дверь не бездействовала. К ней время от времени подходили старушки, откуда появлялся известный мне и вам служитель и забирал с рук старушек тару для святой воды и рубли, которые очевидно она стоила. Через мгновения он возвращал уже наполненные бутылки и банки. С одной из старушек произошла заминка. «Ты бы сестра, хоть этикетку сняла» злобно заявил служитель, указывая на этикетку от водки на бутылке. Старушка, как могла, жалобно оправдывалась. Служитель все же сменил гнев на милость и заполнил бутылку. Вскоре появился отец N. Красивый, как иконнописанный Христос. С улыбкой, выслушав мои злоключения, он словно ребенку, ласково погрозил пальцем очередной бабуле проходившей мимо нас, и мы продолжали беседу.

 

       Один мой знакомый, верующий, во времена Союза, убеждал меня, что когда в киосках Союзпечати (были такие киоски, где продавались газеты и журналы) будут продавать и Библию, он поверит, что в СССР есть демократия.

     И когда, однажды я увидел стеклом киоска наряду с журналами откровенно эротического характера, свежий томик Библии, понял, вот она демократия! Правда, Союза к тому времени уже не было…

   

   

   

   

  

Категория: Мои статьи | Добавил: millit (12.12.2008) | Автор: Шакир а-Мил.
Просмотров: 253 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: