Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 149
Главная » Статьи » Мои статьи

СССР: глазами очевидца. Конституция и закон.
Права человека, Конституция и закон, демократия и преступность в СССР.
 
 
Нужно сразу сказать, что юридические знания, пожалуй, единственные в моем самообразовании, которые имеют глубокий и основательный пробел. Конечно, я читал книги о том как развивалась юстиция, попадались мне работы, касающиеся историй развития законодательства тех или иных стран. Читал книги с речами А.Ф.Кони и Плевако, Руденко и др., но не более. Только однажды, в очень короткий период, я увлекся вопросами о наследственности «преступных генов», но как «отпетый» материалист, до сих нахожусь в позиции, что каково общество, такова и преступность, да и не только. Вспомните, после развала Союза, как по мановению, чьей-то руки у нас появились отряды целителей, шаманов разных, экстрасенсов, ведьм, сатанинских сект,масса свидетелей о разного рода чудесах и «барабашек» и т.д и т.п. Отчего, спросите вы? Да очень просто! Пока народ, разинув рот узнавал, о каких «чудесах», молчали при СССР, ушлые дядьки разворовывали и делили народное добро и в один прекрасный день, мы узнали, что у нас появились новые господа. Причем очень законно! Изменилось общество. Или возьмите другой пример. Республика Казахстан, в недалеком будущем стремится вступить в пятьдесят самых развитых стран мира. Буквально, через пару лет, после объявления об этой цели, в стране появляется «социальный» хлеб, то есть, хлеб для бедных слоев населения. О чем это говорит? А говорит это о том, что в стране не только не развивается «средний класс», но и ярко «процветает» класс бедноты. Господа! Кто бы сомневался?! Можно войти и десятку самых развитых стран мира и иметь за плечами 90% бедноты. Ради бога. Извините, отошел от темы. Прежде всего, мне бы хотелось, чтобы читатель знал, на каких позициях «около» юридического мышления я стою. 1. Я не воспринимаю то общество и государство, в котором существует, пропогандируется и т. д. такое явление как МИЛОСЕРДИЕ. Если есть на свете слово наиболее бессердечное и уничижающее человеческое достоинство именно как индивида в обществе, то слово МИЛОСЕРДИЕ это слово и есть. Государство (общество), которое юридически не может разрешить социальные вопросы, всех слоев общества, включая тех, кто не по зависящим от них причинам, или по случайности, не смогли быть полноправными и социально значимыми людьми, при этом не унижая их достоинство, не может называться демократичесим государством. И пожалуйста, не надо мне обыгрывать такие словосочетания как «сестра милосердия» например и т.д. Я думаю вы со мною согласитесь, педагогика и медицина, это такие сферы человеческой деятельности, в которую человек должен идти с определенными моральными обязательствами пожертвования своего духовного и физического личного в пользу какого-либо. Как воин, который обязан, согласно присяги, ценой собственной жизни, защищать жизнь своих соотечественников. Делаю поправку, воин защищает лишь соотечественников. Педагог и медик на порядок выше этого долга. 1. Один юрист писал, что если любая религия может предложить своим последователям рай или ад, то ведомство юстиции только последнее. Более емкого понятия о юстиции я не встречал. 2. Главный закон, любой страны – Конституция. Не думаю, что Конституция какой-либо страны, где до нашего времени сохранились племена людоедов, чем-то особо отличаются от Конституций так называемых развитых стран. В конце концов, людоеды сами решают, с головы начинать им трапезу или с ног. У них своя Конституция и демократия. И наверняка есть у них и свои оппозиционеры, которые утверждают, что не хорошо мол, кушать себе подобных. Как они решают эту проблему со своими оппозиционерами, думаю не трудно догадаться. Ибо даже в вполне демократическом обществе появился мыслитель, который заявил однажды, что нет такой на свете демократии, к которой некоторых не пришлось бы вести пинком. То есть, вот так я разделил я эту тему : 1. Моральное состояние общества. 2. Закон. 3. Конституция и демократия. 1. Итак, начнем с морального состояния общества! Мне и самому интересно, как я-материалист, буду выбираться с этой ситуации. Ведь материализм не приемлит субьективных причин для объективной науки. Ну что же, посмотрим. Наверное читатель думает, что я буду утверждать, что преступности в СССР не было, или она была низкой. Ничего подобного. Преступность в СССР была. Количество осужденных за различные преступления было огромное. И это не удивительно. И страна была большая, и народа как вы сами понимаете хватало. Кстати, о колличесте осужденных постоянно трубили враждебные радиостанции(простите, но так их раньше называли), не знаю насколько точны были эти данные. Но это не факт. Главный факт, а значит и объективный, состоит в том, что в СССР не было социальных причин для преступности. То есть, преступления не совершались из-за каких-либо лишений, а носили чисто криминальный и корыстный характер. Ну, разве оставим 1% для тех, кто не признавал СССР демократическим обществом(это для диссидентов) и тех кто хотел разбогатеть неправедно. Хотя, я считаю, что этот процент завышен. Вот вам и материализм. Я понимаю, современной молодежи в это трудно поверить. Их оглупляют. Вот, например показывают телесериал о советской семье, где по всем сериям, «нехорошие дяди и тети», вставляют им по жизни палки в колеса и через все эти «хождения по мукам», они, как и положено в телесериалах, приходят к «хеппи энд». Уважаемая молодежь! Не было этого при Союзе. Не могла, рядовая советская семья, повстречать в своей жизни, простите, столько идиотов! А почему, спросите вы, очень похоже на правду? Да потому что, теперь, такое творится сплошь и рядом! Это теперь в родном подъезде будут тебя убивать и никто не выйдет тебя спасти! А раньше дом в котором ты жил, был как родной, в котором все делили поровну и радость и горе. Ключи, от больше половины квартир в нашем подъезде лежали под ковриками и тряпками дверей и никому до этого не было дела(а иногда и в открытых почтовых ящиках). Женщина, которая мыла полы в подъезде, часто путала, какие ключи под каким ковриком лежат. И поэтому если под ковриком лежал не твой ключ, можно было легко найти его под ковриком у соседей. Если по области кого то убивали, то об этом говорили пол года. Самый большой процент преступности давали бытовые преступления на почве пьянства и хулиганство. Преступников и рецидивистов в нашем городе, мы знали что называется « в лицо». Они жили в нашем городе, в наших микрорайонах, на наших улицах и дворах. И в нашем дворе был один такой. Время от времени он исчезал в очередную отсидку с ранней молодости и до пенсионного возвраста. Не надо думать, что он только и и занимался криминалом. Нет. После очередной отсидки, он обязательно трудоустраивался(тогда трудоустройством занимались участковые милиционеры), работал и снова принимался за свои старые дела. Не помню, чем уж он там занимался, но только он не был убийцей, такое и вовсе в наше время было редкостью. Запомнился он мне другим. Он занимался с пацанами с нашего двора футболом. Устроил за чертой города спортивную площадку и тренировал ребят с нашего двора. На тренировки мальчишки ходили строго с дневниками в руках, «троечники» на тренировки не допускались. Кроме того, он строго обыскивал карманы ребят, и у кого обнаруживались крошки табака немедленно отстранялись от тренировок. Я не курил, но так как я учился, то даже не мог мечтать об этих тренировках. Много лет спустя, я встретил его на улице и спросил, зачем это ему нужно было – заниматься с пацанами, он ответил просто – ему это было интересно. Мой друг, один из его воспитанников, выступал за сборную города по футболу, вот так. Были конечно и убийства и убийцы, но редко, уж не знаю как это отражалось в процентном отношении. Помню в конце шестидесятых в одном поселке зверски изнасиловали и убили двух маленьких девочек. Вся область была в шоке. Какие то придурки пустили слух, что это местные баптисты совершили ритуальное убийство, чем последние очень гордились и еще очень много лет спустя напоминали об этом при любом удобном случае, дескать, клевета на святую веру. Убийцу нашли и осудили к расстрелу. Охраняли его как бога, народ требовал его выдачи для самосуда. Для сравнения могу сказать, что недавно в нашем городе обнаружили две чьи-то отрезанные от туловища головы, но никакого особого ажиотажа не наблюдалось, так, болтали об этом, как бы между прочим. Привыкли. По нынешним временам это нормально. Пустяки какие! До этого случая, одна девица зарезала мать родную и выбросила ее тело на мусорку, предварительно отрезав кусок мяса для жаркого. И ничего, никто от этого с ума не сошел. Если вернуться к прошлому, то припоминается, что рост и спад преступности имел волнообразный характер, чем это объяснялось, не знаю, но бывало и начальство милицейское за это снимали. А то и повышали за хорошие показатели. Особого отчета перед народом не велось, хотя сам народ в виде представителей от производств и государственных учереждений привлекались к охране общественного порядка. Эти люди были, так называемыми дружинниками, с красными повязками на рукаве, обычно по пятеркам в сопровождении милиционера, патрулирующие улицы, танцплощадки, кинотеатры с 19.00 до 23.00 вечера. Нападение на дружинников расценивалась как нападение на стража порядка и жестоко каралась Законом. Известно много случаев, когда дружинники действительно помогали ловить или пресекать действия преступных элементов. Были случаи, когда они мужественно погибали от рук убийц и тогда и награждали посмертно и называли в их честь улицы городов в которых они жили. Позже, если наиболее активные посетители дружинников поощрялись дополнительными днями к отпуску. Инженерно-технические руководители, а проще говоря интелегенция обязана была сознательна посещать их, как и члены партии и комсомольцы. Конечно народ находил в эти дни лишний повод пообщаться со своими друзьями по работе, так сказать вне работы. А какое общение друзей без попойки? Так нередко и сами дружинники оказывались в конце своего дежурства в медвытрезвителях. Вот к примеру одно из дежурств, на котором я присутствовал. Попадаю я в пятерку(а людей делили на пятерки и назначали там старшего) которые контролировали положение в городе объезжая его в специальном автобусе. Нам выделяют кроме того милиционера вооруженного пистолетом. Получены указания, повязаны на рукавах красные повязки, садимся в автобус и выезжаем. «С чего начнем?» - воопрашает милиционер. И не зря воопрашает, понимает человек, что люди пришли сюда в свободное от работы время. А начинать оказывается надо с вояжа в винный магазин. Все весело сбрасываемся, посылаем гонца и вскоре он появляется с авоськой полной бутылок дешевого вина, булки хлеба и банкой баклажановой икры на закуску. Выезжаем в укромное место у парка, начинаем «заседать». «Отзаседались», поехали в неблагополучные места проверять паспортный режим, это наш милиционер совмещает хорошее дело с полезным, решая свои проблемы вместе с нами. Неблагополучные места, это бараки, в которых, как оказывается умудряются поселиться тунеядствующие элементы. Мы ходим с милиционером по комнатам, проверяем прописки в паспортах, он по ходу делает «последние» предупреждения обитателям комнат и тем, кто уже явно на веселе, впрочем как и мы, обитателям барака. Но никого однако не забираем, поскольку общественный порядок имеет место быть. По рации поступает сигнал, на ферме, что на краю города пьяный скотник избил жену. Срочно выезжаем. На ферме нас встречают работники, синюшне избитая жена, она же сопровождает нас к месту где находится ее муж. Перепрыгивая и обходя кучи навоза и лужи мочи мы идем на захват дебошира. Не очень боевого вида милиционер подталкивает нас вперед. Наконец, у одной из конюшен, за копной сена мы обнаруживаем преступника, щупленького, неряшливо одетого мужичка мирно спящего «после боя». Увидев, «что такого Фому, я и сам возьму», милиционер отважно вылезает аз-за наших спин и доблестно захватывает преступника. По дороге в отделение милиции он высаживает нас на автостации. Он едет оформлять дело сам, хотя по форме положено оформлять с нами, но он видимо делает себе галочку в личном деле. Осень, прохладно, мы заходим внутрь автостанции, где сидим на скамейке рядом с редкими пассажирами ожидающих свои маршруты. Вот мимо нас проходит контролер с посадки и с возмущением что-то говорит о дружинниках которые позорят наши доблестные ряды. Выясняется с пребывшего автобуса сошел вмызг пьяный дружинник. Реагируем на упреки контролера и выходим из помещения. У автобусов стоит действительно стоит пьяный мужичок и старательно размышляет в какой стороне он живет. Судя по виду действительно дружинник, причем двойной(!) поскольку у него по красной повязке на каждом рукаве! Подходим, выясняем обстоятельства. Оказывется товарищ был дружинником в соседнем городе, где он работает и его товарищи впихнули на последний автобус домой, для верности привязав вторую повязку, поскольку и первую он пытался им вернуть. Посмеявшись над такой «охранной грамотой» мы снимаем с него повязки и провожаем немного в направлении дома, куда он указал. Вернувшись, мы обнаруживаем, что нас уже ждет наш автобус, едим отмечаться на пункт добровольной народной дружины и вскоре нас развозят по домам… Возможно я несколько иронично описал это дежурство, но так было, так к этому относился народ. Но это не значит, что народной дружине кто-то относился недружелюбно, наоборот, я не помню случая чтобы кто-то не послушался наряда дружины или провоцировал на различные действия. Что касается самих правоохранительных органов, то конечно же среди них были тоже разные люди, но в большинстве своем, это были преданные своему делу люди и уважаемые в обществе граждане. В годы перестройки, к сожалению, появились много произведений и кинофильмов дискредитирующие народную милицию и героизирующие бандитов, что способствовало порождению оборотней в милицейских погонах и развитию бандгрупп. Но это был уже не Советский Союз.
Категория: Мои статьи | Добавил: millit (10.12.2009)
Просмотров: 381 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: