Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 152
Главная » Статьи » Мои статьи

СТЕПЛАГ. Восстание, которого не было Глава 18 Часть 1

                                           

Глава 18

Условия содержания и работы

заключенных Степлага

Третьей причиной «восстания» в Степлаге называют условия содержания и работы заключенных.

Вот вам образец современных воспоминаний одного из заключенных Степлага, некого Иван Ивановича Карпинского:

«Нас держали вместе с кровожадными преступниками. К груди каждого узника был пришит шифр-номер, и нас называли не по имени-отчеству, а этими цифрами. Каждая группа состояла из 15-20 человек. Мы выполняли черную работу – добывали медь. Росло число заболеваний туберкулезом и силикозом. С каждым днем наши страдания только увеличивались. Настолько нас замучили, что не давали ни спать, ни есть. Заставляли непрерывно работать по 12-14 часов. Мы трудились ради куска хлеба и стакана воды. Истощились от голода, были похожи на тени, еле передвигались. Заболевших не только не лечили, но и избивали за то, что они были непригодны к работе. И вот терпение у всех достигло предела».

Что же это был за лагерь, где так обращались с заключенными.

Обратимся к истории. Вот отрывок из историко-археологического предисловия к описям фонда Партархива Степлага:

«Степной лагерь (особый лагерь №4) … лагерь строго режима считался каторжным с лимитной численностью на 25 тыс. человек…

Заключенные работали на тяжелейших рудничных работах».

Немного расшифруем, о чем здесь написано. Когда, зачем и для кого появились лагеря с каторжным режимом.

19 апреля в 1943 году Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников».

В нем говорилось: «В освобожденных Красной Армией от немецко-фашистских захватчиков городах и селах обнаружено множество фактов неслыханных зверств и чудовищных насилий, учиненных немецкими, итальянскими, румынскими, венгерскими, финскими фашистскими извергами, гитлеровскими агентами, а также шпионами и изменниками родины из числа советских граждан над мирным советским населением и пленными красноармейцами».

Подчеркивалось, что к виновникам этих преступлений применяется возмездие «явно несоответствующее содеянным ими злодеяниям». И указывалась новые меры наказания: за особые преступления-повешение, за пособничество – ссылка на каторжные работы на срок от 15 до 20 лет.

Кроме того, был также Указ от 9 октября 1951 года, когда бывшие власовцы или лица, служившие у немцев в случае побега, могли быть осуждены к 20 годам каторжных работ.

Некие псевдоисторики утверждают, что якобы это были «секретные» указы.

Как бы ни так. В том же 1951 году по Указу ВС СССР, спецпереселенцы в случае побега или оставления мест переселения также наказывались не менее грозными сроками каторжных работ, а о «секретности» этого указа говорит тот факт, что каждому спецпереселенцу этот указ объявляли под роспись.

Разумеется, заключенные таких лагерей работали не на конфетной фабрике или заводе по изготовлению балалаек.

Справедливости ради отметим, что не все заключенные Степлага были осужденными по этому Указу (в Степлаге, по некоторым данным содержалось 2186 каторжан), но порядки лагеря естественно распространялись на всех.

Теперь, что касается «тяжелейших рудничных работ».

Как бывший горняк с 30-летним подземным стажем, смеем утверждать, что в труде горняка тяжесть (физическая) выполняемых работ конечно имеет свое отрицательное влияние на организм, но основной урон все-таки наносит запыленность шахты, от которой одинаково страдают все, кто в ней находится, заключенные или вольнонаемные. И поэтому легких работ в шахте не бывает.

Вот какие заболевания заключенных в шахте отражены в документах Степлага:

«Заболеваемость и трудопотери заключенных за 1953 год идут по следующим причинам: болезни кожи, подкожной клетчатки, производственного травматизма, туберкулеза легких, болезни органов кровообращения, авитаминоза и гипертонической болезнью».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 34 дело №6 Из доклада «Об итогах хозяйственной деятельности Степного лагеря за 1953 год»).

Согласно положению о состояние медико-санитарного состояния лагерей эта работа в Степлаге конечно велась, но одни лишь нехватки в кадровых вопросах подсказывают нам, что они были очень далеко от совершенства:

«П. - На сегодняшний день санитарный отдел имеет не комплект 49 врачей и еще более не комплект сестер»

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 35 дело 2 Протокол собрания от 28.06.50 г. стр. 124)

Но и имеющийся персонал подвергался нужной критики:

«Тов. П. - Не так уж плохо у нас дело обстоит с работой санитарной части….

Эпидемий у нас никаких нет, в зоне, в зоне чистота и порядок, врачи работают неплохо, за небольшим исключением. Присланный вами майор К. больше заботится о своих бытовых условиях, чем о работе Санчасти. Он еще перед выездом дал телеграмму приготовьте в городе квартиру с ванной».

(КГУ ГАГЖ Фонд 492 фонд 35 дело 2 Протокол №1 Собрания партийного актива 15-16 февраля 1950 г. стр. 6.)

«Тов. Р-нов – Мы ежедневно после вывода собираем отказчиков от работы, они заявляют нам, что «болен», а установить так ли это мы не можем, так как в лагерном пункте нет ни одного медицинского работника, т. Л-нов работает как гоголевский ревизор. Людей нужно прокомиссовать, свозить на рентген. Он пообещал это сделать, но не сделал».

(КГУ ГАГЖ Протокол №18 стр.20 Закрытого парт собрание 2-ого лаготдела Степного лагеря МВД Союза ССР от24 марта 1954 г.)

Особое внимание конечно уделялось санитарному состоянию лагеря.

Вот баталии по этому вопросу на одном из собраний:

«Протокол №2

Заседания партийного бюро парторганизации 2-го лаготделения Степного лагеря МВД СССР от 30 апреля 1954

Повестка

1.О медико-санитарно состоянии лагерного отделения (докладчик начальник санчасти тов. Л-нов)

Тов. Л-нов - по подготовке отделения к весенне-летнему периоду - санчасть руководствуется планом мероприятий, утвержденных начальником лагерного отделения и осуществляет свою работу в разрезе сроков, установленных этим планом. В настоящее время по 1-му лагпункту- территория от мусора не очищена, на местах свалки нечистоты не вывезены. Бараки снаружи не побелены. Внутри уборка проводится некачественно. Тумбочки не моются, на постелях хлам. Надо принять меры по содержанию хлебопекарни в удовлетворительном состоянии…

Большой недостаток по всему лагерным пунктам – это стирка белья, белье стирается недоброкачественно, без мыла. Необходимо приступить к мойке одеял. Прачечная тесная. Прачки спецодежды не имеют.

По 2-му лагерному пункту территория целиком очищена. Поставлены мусорные ящики, надо их побелить. Бараки побелены внутри. Пищеблок в санитарном состоянии. Сетки для засечевания мух приготовлены. Квасной цех в хорошем состоянии. Изолятор в хорошем состоянии. Хуже дело на 3-м лагпункте. До сего дня там ничего не сделано. Территория нечистот. Уборная не закрыта. Около пищеблока свалка, не побелены, в секциях штукатурка обвалена, бочки для воды грязные, без крышек. Кухня в плохом состоянии и не отвечает санитарным нормам.

Вопросы:

Тов. Ш-пов - Как с завшивелостью, заклопностью, инфекционными болезнями и авитаминозом?

Ответ: Заклопленность в настоящее время есть на 1-ом лаг пункте. Эпидемических заболевании сейчас нет. Есть инфекционная желтуха. В 2-3 месяцах была эпидемия гриппа. Сейчас появились цинготные заболевания-авитаминоз. На ликвидацию чего направлены мероприятия санчасти.

Тов. А-мов: Почему стирка белья производится безобразно?

Ответ: Потому что белье стирается содой, не мылом. Нет мыла».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 34 дело №6 стр. 48)

Или просто реплика на другом собрании:

«П-ая - «Санитарному состоянию уделяется мало места. Особенно это надо отнести 1-2 и 4-му лаготделению, где неоднократно обнаружена вшивость».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 35 дело 1 Протокол собрания партийного актива от 20 марта 1949 г. стр.10)

Сотрудники Степлага понимали также, что халатное отношение к заключённым также повышают заболеваемость:

«О-нко (парторган 3-го дивизиона) – заключенные зимой выходят из шахт мокрые, в таком виде мы конвоируем их в лагерь. Разве это не вызывает недовольство со стороны заключенных к работникам лагеря? А мы знаем, что все эти ненормальности и вызвали неприятную реакцию в нашем лагере».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 35 дело Протокол №3 стр.145 Собрания партийного актива Степлага МВД СССР от 10 июля 1954 года)

«Вещевым имуществом заключенные 1 лаготделения в достаточной мере обеспечены не были. Бушлатов и фуфаек не хватало.

В 5 лаготделении, например, в умывальнике один сосок на всю секцию». (КГУ ГАГЖ Фонд 900 Опись 32 дело 2 стр.33)

«Ш-н – Неудовлетворительно работает ОИС, обеспечение контингента одеждой поставлено из рук вон плохо. Имеем большое число невыхода заключенных из-за отсутствия обмундирования. Имеющиеся бушлаты и телогрейки в использовании у контингента выданные в 1948-1949 г. г. пришли в негодность».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 35 дело 6 Протокол №2 стр.33 Собрание партийного актива Степлага от 7 февраля 1954 г.)

Однако были случаи, когда заключенные продавали свою спецодежду за что и несли наказание:

«Определение 44-2195

Рассмотрев в заседание от 15 июня 1954 г. …приговор Степного лагерного суда МВД СССР от 22 октября 1949 г…

М, 1904 г. рождения…украинец, имеющий образование 2 класса, семейный ранее судимый Военным трибуналом Войск МВД 28 апреля 1944 г. …

Судом М. признан виновным в том, что он, отбывая меру наказания по первоначальному приговору в 3 месяца в лаготделении Степного лагеря МВД в течении мая-июня месяцев 1949 г. продал полученное им для повседневной носки вещевое довольствие: сапоги, шинель, наволочки и др. вещи, всего на сумму 296 рублей 80 коп., которая подлежит изъятию согласно приговора….

Судебная коллегия по уголовным делам

УСТАНОВИЛА:

Протест прокурора подлежит удовлетворению по следующим основаниям:

В действиях М. нет состава уголовного преступления так как за промотание вещевого довольствия, стоимость которого взыскивается согласно процента износа – М. должен нести дисциплинарную ответственность с взысканием стоимости утраченного имущества, а не уголовном порядке».

(КГУ ГАКО Фонд 731 опись 1 дело 244 стр. 14)

Другой серьезный вопрос, касающийся работы заключенных, относился к соблюдению техники безопасности и несчастным случаям на производстве.

У нас в Жезказгане говорят: «И на конфетной фабрики бывают несчастные случаи». Это правда, но во все времена, несмотря на то, что шахта свои богатства бескровно не отдает, это никогда не означало, что с этим мирились, даже если в первое время на шахтах Джезказгана работали заключенные.

Вот что говорится об этом в одном из докладов начальника Степлага Ч-ва:

«Из-за травм на производстве, лагерь потерял 19.0 тысяч человеко-дней…

Основными причинами. Вызвавшими несчастные случаи на производстве являются:

1. Отсутствие контроля за соблюдением правил техники безопасности со стороны технического персонала хозорганов

2. Слабый контроль со стороны геологов в шахтах за состоянием кровли. Неприятие своевременных мер к обезопашиванию кровли.

3. Перерывы в снабжении электроэнергией и недостаточная обеспеченность шахтеров индивидуальными средствами освещения

4. Малоопытность подрывников. Которые некачественно проводят отпалку, оставшиеся неотпаленными шпуры, вызывают несчастные случаи с бурильщиками

5. Недостаточный контроль за состоянием подъемных механизмов

6. Не укомплектованность инженерно-техническим составом строительных участков.

7. Отсутствие контроля за состоянием лесов, катальных устройств, ограждений. Механизмов и электролиний высокого напряжения

8. Недостаточный инструктаж рабочих перед началом работ

9. Нарушение правил техники безопасности работающими заключенными

10. За нарушение правил техники безопасности, хозорганом привлекаются к ответственности виновные в этом технического персонала.

В 1952 году было передано суду 6 человек, снято с работы 14 чел., оштрафовано 38 чел. и подверглись административным взысканиям 11 человек…

Подготовка квалифицированной рабочей силы из заключенных за 1952 год характеризуется следующим:

1. Обучение без отрыва от производства, путем индивидуального бригадного обучения на объектах хозорганов – 3 492 чел

2. Повышение квалификации рабочих массовых профессий – 1557 человек

3. Подготовка бригадиров, нормировщиков, счетоводов и прочих – 280 человек

4. Повышение квалификации бригадиров, ИТР и служащих – 5608 чел

5. Итого подготовлено вновь и повышено квалификаций – 5608 чел.»

(КГУ ГАГЖ Из доклада Начальника Управления степного лагеря МВД СССР «Об итогах хозяйственной деятельности лагеря за 1952 год и задачи на 1953 год» стр.24)

А вот, что называется «реплики из зала»:

«Плохо с техникой безопасности и поэтому вопросу мало принимается мер. Мало занимается этим вопросом прокуратура. Особенно техникой безопасности»

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 32 дело 2 стр. 126 Протокол №3 партсобрания 10 декабря 1954 года)

«К-ой (парторганизация управления лагеря) – Плохо обстоит дело с техникой безопасности. На ДОЗе обслуживаемым 3 лагерным отделением при разгрузке леса понесло тяжелые травмы 4 человека заключенных, разбором этого дела никто не занимается и лица ответственные за технику безопасности не наказаны. Я прошу вмешаться в это дело т. Н-кому так как калечить людей никому право не дано».

  • ГАГЖ Протокол №3 Собрание партийного актива Степлага МВД СССР от 24 апреля 1954 г. стр.108)

«О-кин: Разве 812 случаев производственного травматизма в том числе 22 случая со смертельным исходом не говорит о том, что наши люди не чувствуют ответственности за сохранение рабочей силы с которой мы должны построить Большой Джезказган, обеспечить государство требуемым количеством меди и других важнейших металлов».

(КГУ ГАГЖФонд 498 опись 35 дело 5 Протокол №1 собрания партийного архива политотдела)

Если вас смутили цифры, то мы бы не сказали, что они особенно ужасны.

Достаточно сказать, что один из последних массовых смертельных несчастных случаев в наше время при Корпорации «Казахмыс» унес жизнь шестерых горняков выезжавших на-гора после работы и выпавших из клети в ствол. И при этом ни один человек не понес за это судебной ответственности.

Будем в этом случае надеется лишь на кару небесную.

Что касается цифры 812, то она кажется действительно нереальной, завышенной. Но это ведь партийный документ, а ему не верить нельзя.

Нам рассказывали, что в то время, если пройтись по шахте, можно было без труда найти дюжину отрубленных пальцев, членовредителей, не желающих работать. То есть, они клали на камень руку и другим камнем отрубали себе палец. Бац! И инвалид труда готов! Разумеется, это не было 812 отрубленных пальцев, но были еще десятки мастерских ухищрений членовредительства, при всем при этом, число действительных несчастных случаев было наверняка высокой. Шахта не любит промашек, шахта без крови свое добро не отдает…

Действительных инвалидов, которых уже не имело никакого смысла содержать в лагере после медицинского освидетельствования и судебного решения освобождали, заблаговременно узнав, кто может быть его попечителем. Проблемы здесь были только в том случае, если таковых попечителей не было, или они жили в городах, где освобождающемуся жить было нельзя.

«Тов. К-цов - О пересмотре дел на инвалидов у нас вопрос с полной ясностью до сего времени не отработаны. Еще осталось пересмотреть около 600 человек.

Тов. Г-ва - Путаница в учете происходит из-за перевоза заключенных и несогласования этого перевода со спецотделом заключенные освобождаются, а спецчасти своевременно не предоставляют отчетность по ним».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 33 дело №2 стр. 95)

«Тов. Щ-нин - Большинство освобожденных заключенных по болезни, бывшие жители режимных местностей, и для того, чтобы направить его на прежнее место жительство недостаточно одного согласия родственников, что берут на иждивение. Поэтому ему нужно оформить и другие материалы на отправку».

(КГУ ГАГЖ Фонд498 опись33 дело №2 стр. 113)

«Щ-лин: Освобожденные инвалиды у нас все еще остаются в зоне и в большом количестве. Раньше мы допускали очень грубые ошибки, когда инвалидов направляли самостоятельно, а не под конвоем. Сейчас необходимо добиться, чтобы нам разрешили определенные места в Казахстане, куда можно было отправить инвалидов».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 32 дело 2 стр.126)

«Тов. Г-ва -Многие из трудового контингента заключенных притворяются инвалидами, требуя освобождения из лагеря, все это приводит к лишним трудностям в работе Спецотдела».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 32 дело 2 стр. 99)

Понятное дело, «стать» инвалидом имело смысл. И с этим случались свои курьезы, как например, этот:

«…рассмотрев на судебном заседании от 27 сентября 1955 года дело о досрочном освобождении Ш. по протесту прокурора Казахской ССР на определение Карагандинского облсуда 10 декабря 1954 г. которым:

Ш. 1904 г. рождения, отбывающий наказание в Степном лагере МВД СССР

по приговору военного трибунала войск МГБ Латвийской ССР 21 мая 1952 г. по ст. 58-1 «а» УК РСФСР сроком на 25 лет заключения в ИТЛ –досрочно освобожден от дальнейшего отбытия наказания, как больной неизлечимым недугом.

Протест принесен на предмет отмены названного определения по мотивам, что Ш. совершил тяжкое преступление, одним из признаков его заболевания- хроническо уастит, возник на почве ранения полученного им в боях против советских партизан, а по акту повторного медицинского освидетельствования от 25.03-1955 года у Ш. обнаружен фиброзно-очаговый туберкулез легких с инфильтратом в стадии начинающегося уплотнения.

Заслушав доклад…, коллегия находит, что протест подлежит удовлетворению по тем основаниям, что состояние здоровья Ш. прогрессирует в сторону улучшения, в прошлом совершенные им тяжкие преступления и это обстоятельство не учтено судом при рассмотрении вопроса о досрочном освобождении, а поэтому…

ОПРЕДЕЛИЛА:

Определение Карагандинского областного суда от 10 декабря 1954 г. о досрочном освобождении Ш. – отменить и дело производством прекратить».

(КГУ ГАКО Фонд 731 опись 1 дело 244 стр. 34 Определение №186)

Неплохая задумка стать инвалидом войны, воюя на стороне фашистов!

Категория: Мои статьи | Добавил: millit (19.11.2017)
Просмотров: 16 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: