Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 152
Главная » Статьи » Мои статьи

СТЕПЛАГ. Восстание, которого не было Глава 18 Часть 2

                                 

Чем было выше начальство, тем «заумней» она воспринимала проблемы лагеря:

«К-лов (Представитель УМВД Карагандинской области) – Во-первых политика партии направлена на то, чтобы максимально повысить удовлетворение запросов и нужд трудящихся. Понимая это, заключенные также требуют от нас должного внимания. Какие выводы должны были сделать руководители лагеря. Внимательней отнестись ко всем видам налаживания работы к запросам и нуждам заключенных».

(КГУ ГАГЖ Из протокола №2 стр.33 Собрание партийного актива Степлага от 7 февраля 1954 г.)

Соответственно руководящие органы Степлага вторили им, вот несколько реплик из собрания:

«В прениях выступили

Тов. Н-ский - В Докладе совершенно недостаточно отражено, как занималось партийное бюро идеологическим воспитанием коммунистов в свете решений Х1Х съезда КПСС и решения ЦК КПСС от 12 марта 1954 года о перестройке работы Гулага по перевоспитанию заключённых…

Забыли в каком положении находилось каждое отделение, каждый лагпункт. Нужно было глубоко проанализировать причины, породившие волынку в 1 лаготделении и срочно перестроить свою работу…

С надзорсоставом мы работаем очень мало. В обращении с заключенными они проявляют грубость, оскорбляют заключенных. Надзиратели своим поведением вросли в лагерь…

Тов.Ч-ка - Запущенность в работе с коллективом передалась в лагерные отделения к заключенным…

Руководители думали послать к заключенным второстепенных лиц, а сами отсиживаться в кабинетах. В спецотделе очень много лежит жалоб и заявлений заключённых. Много подается жалоб по линии бухгалтерии. Из 2-го лаготделения возвращались четыре раза деньги заключенных, переведенные из других лагерей, хотя заключенные, которым они предназначались находились там...

В работе КВО много недостатков, но если рыба для заключённых приготовлена червивая, если заключенные спят без матрацев на голых нарах, то и работа КВО по воспитанию заключенных не найдет благоприятного отклика…

Мы много говорим о надзорсоставе, но дальше разговоров не идем. А надзиратели подчас компрометируют нас перед заключенными».

(КГУ ГАГЖ Фонд 900 Опись 32 дело 2 стр.33 Протокол №15 Закрытое партийное собрание первичной парторганизции управления Степного лагеря МВД 15 июня 1954 г.)

В ход по воспитанию надзорсостава и перевоспитанию заключенных шла пропагандистская политучеба в виде следующих лекций и борьба с малограмотностью:

- Условия материальной жизни общества

- Кишечно-желудочные заболевания и их профилактика

- О сохранение здоровья и работоспособности

- Учение Павлова об организме и среде

- Американский империализм-жандарм мировой реакции

- Реакционная сущность американского спорта

- Буржуазная философия на службе американским империалистам

- 300 - летие воссоединения Украины и России

- Провокация Ли-Сын-Пана и Аденауэра

(КГУ ГАГЖ Фонд498 опись 32 дело 2 стр. 68)

«Ш-лов - по вопросу ликвидации неграмотности и малограмотности, необходимо проводить работу среди заключенных, литература и тетради имеются сколько вы хотите».

(КГУ ГАГЖ Из протокола 6 стр.60 Заседания партийного бюро парторганизации 2-го лагерного отделения Степлага МВД от 28 мая 1954 г.)

Но особого энтузиазма эти лекции и учеба им конечно не внушали, о чем свидетельствуют следующие выступления:

«Ш-ров – Политическую учебу в нашем лаготделении мы еще по-настоящему не увязываем с практическими делами. О чем свидетельствуют факты нарушения режима и волынки со стороны заключенных».

(КГУ ГАКО Протокол 4 стр.194 Собрания парт актива Политотдела Степлага МВД от 25 декабря 1954 г.)

«Тов. Д-ун - Но мы используем вторую категорию на тяжелых физических работах, это является нарушением советской законности. Необходимо проанализировать использование людей на работе».

(КГУ ГАКО Фонд498 опись32 дело 2 стр. 80 Протокол закрытого парт собрания от 20 июля 1954 г.)

«Д-гун – Работа с отказчиками у нас в лагере проводится явно недостаточно. Необходимо подходить более осторожно, ибо некоторые заключенные отказываются от работы не сознательно. Особенно в шахтах, а по некоторым физическим недостаткам, но работники производственных частей не обращают на них требуемого внимания».

(КГУ ГАГЖ Собрание партийного актива Степлага МВД СССР от 24 апреля 1954 г. стр.108)

Как мы видим, проблема с больными заключёнными всё-таки была, но как нам кажется не настолько большой, что руководство ломала из-за них голову.

Ведь в лагере имелся огромный запас человеческого ресурса, которым можно было заменить больных людей:

«Г-дко (парторган управления) – Очень большой не вывод контингента на работу происходит по вине конвоя. У нас сейчас не выводится из-за представления конвоя в 1-лаготделение до 700 человек, в 3- лаготделении свыше 6000 человек, в 4 лаготделении около 500 человек и несколько меньше в 2 и 6 лаготделения. В отряде конвоя сверх нормы, однако заключенных не выводят. Последние сидят в зоне, разлагаются и своим поведением разлагают остальной контингент».

(КГУ ГАГЖ Протокол №2 стр.33 Собрание партийного актива Степлага от 7 февраля 1954г.)

Ну а далее еще круче:

«Тов. К-нов - …Отказчиками никто не занимается. В санитарной части нет порядка, здоровых заключенных ложат в больницу и откармливают их там».

(КГУ ГАГЖ Протокол №20 стр. 26 Отчетно-выборного партийного собрания 2-го лаг отделения степного лагеря МВД СССР от 14 апреля 1954 г.)

Конечно, отказчиками все-таки занимались:

«Акт

1950 г. июля 19 дня гор. Экибастуз

Мы нижеподписавшиеся: Начальник ППЧ Г-ов, Нач. ЧиС гв. капитан А-ов, Нач. санчасти Д-ая и Деж. Ст. надзиратель старшина Т-ов составили настоящий акт в том, что сего числа зека бригады № 54 М-ий, рожд. 1925 г. ст. 54-1 «а» срок 10 лет к. срока в 1955 г. категорически отказался от выхода на работу, мотивируя тем, что он больной и работать не может.

Согласно справки Начальника санчасти от 29.7.50 г. зека М-ий здоров и работать может на всех физических работах. Лагерем ему предоставлена работа на кирзаводе №2 подсобником. Питанием удовлетворен полностью. Одет, обут по сезону.

ПОДПИСИ»

(КГУ ГАКО Из личного дела, заключенного Степлага М. стр. 47)

Но не всегда это было эффективно, как к примеру в этом случае:

«Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Казахской ССР

«…рассмотрев в закрытом заседании от 28 апреля 1955 года уголовное дело по обвинению Д. в преступлении, предусмотренном ст.59-14 УК РСФСР, поступившее по протесту прокурора Казахской ССР на приговор Лагерного суда исправительного трудового лагеря «Степной» МВД СССР от 14 декабря 1951 г. которым:

Д. 1926 года рождения, уроженец Львовской области, Постометовского района, с. Мистке, из крестьян, украинец, беспартийный, судим 13 июля 1949 г. Особым Совещанием при МГБ СССР по ст. ст. 54-1 «а», 54-11 УК УССР к десяти годам лишения свободы, по данному приговору осужден по ст. 58-14 УК РСФСР с 4 годам лишения свободы с последующим лишением поражения в правах (какие не указано Прим. автора) сроком на три года….

Заслушав доклад К., заключение пом. Прокурора Каз. ССР т. Г. поддерживающего протест прокурора Каз. ССР

Судебная коллегия установила:

Д., судом признан в том, что, отбывая заключение в 5-от отделение Степного лагеря, в августе месяце 1951 года четыре раза не вышел на работу, а при выходе на работу регулярно не выполнял норму.

Приговор лагерного суда подлежит отмене, а дело в отношении Д. прекращению по следующим основаниям:

Отказ от работы, не содержит в себе контрреволюционного преступления и на основании постановления верховного суда СССР от 29 сентября 1953 г.

№ 8, в отношении заключенных отказавшихся от работы, могут быть приняты меры воздействия в административном порядке.

Исходя из этого судебная коллегия по уголовным делам

ОПРЕДЕЛИЛА:

Протест прокурора Каз. ССР удовлетворить. Приговор лагерного суда исправительно-трудового лагеря «Степного» МВД СССР от 14 декабря 1951 г. в отношении Д. отменить».

(КГУ ГАКО Фонд 731 опись 1 дело 244 стр. 10 Определение №22-0183 судебного заседание от 28 апреля 1955 г.)

А вот и причины такого положения:

«Ф-цов – Мы заранее планируем, чтобы эти недостатки имели место. Хозорган дает нам заявку на 15 тысяч, почему же мы в лагере содержим больше 20 тысяч? Нужно поставить перед ГУЛАГом об использовании излишнего контингента на других стройках страны. Этот излишний контингент является обузой для нас и тянет лагерь по всем показателям. В 1950 году лишней рабочей силой было 500 человек, 1951 году- 1000 человек, в 1952 году-1300 человек. Наши планирующие организации должны нам оставить нам только тех людей, которых мы можем использовать, тогда мы будем дорожить рабочей силой».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 35 дело 5 Из протокола №1 собрания партийного архива политотдела Степного лагеря МВД СССР от 7-го февраля 1953 года)

Вот так, по-хозяйски люди подходили к этим проблемам, но к сожалению, к ним не прислушивались и тем самым проблемы лишь нарастали.

Сотрудники лагеря также открыто критиковали и хозорган (т.е. работодателей):

«Простой из-за перебоев электроэнергии, воздуха в шахтах недостаточного контроля инженерно-технических работников шахтоуправлений в 1952 году зафиксировано 106,2 тысячи человеко-дней. Такие колоссальные простои не позволили выполнить план по добычи руды».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 35 дело 5 Протокол №1 собрания партийного архива политотдела)

«К-ной: Сейчас мы имеем массовое искажение в оформление нарядов. Очень много от заключенных жалоб по поводу закрытия нарядов. Все отдано на откуп заключенным и хозоргану».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 32 дело 2 стр. 126 Протокол №3 партсобрания 10 декабря 1954 года)

«Комплекс этих мероприятий безусловно предполагает создание вполне нормальных жилищно-бытовых условий заключенным в каждом лагерном подразделении, обеспечение их продовольствием, вещь довольствием, своевременной выдачей заработной платы и личных денег».

(КГУ ГАГЖ Протокол №2 Собрание партийного актива Степлага от 7 февраля 1954 г. стр.128)

«Ш-р – В свою очередь трест Казмедьстрой зависит от нас, как наши рабочие выполняют государственный план на сколько ритмично и качественно мы строим. Не говоря о недостатках треста в работе строителей, имеется много недостатков. Как не укомплектованность в рабочем дне, самовольные отлучки и переход с рабочего места отдельных заключенных перестали работать по назначению администрации, а ищут работу где больше заработок и выгодно для него».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 43 дело №9 Протокол №10 стр.1 Открытого партийного собрания первичной партийной организации 2-го лагерного отделения Степлага МВД от 24 января 1956г.)

Мы «намеренно» не сберегли для этой главы одно из упоминаний о том, сколько же часов работали заключенные упомянув об этом в главе о военнослужащих, поскольку таких упоминаний в архивах хватает:

«До настоящего времени в 6 лаготделении выполнение производственных норм, заключенных обсчитывается из расчета 10 часового рабочего дня, в то время, когда они фактически работают 6-7 часов. В результате этого очень много заключенных по их данным не выполняют производственных норм, этим самым создается недовольство со стороны последних».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 35 дело 6 Протокол от11 января 1954 г. Собрания партийного актива политотдела Степлага МВД СССР)

Это мы вам просто напомнили и «припомним» в конце этой главы.

А пока обратимся к «голодной» жизни заключенных по утверждению нашего несчастного узника Степлага.

Во-первых, заключенные получали посылки и деньги (строго нормированные, за нарушение, особенно если излишек денег пытались передать нелегально, то можно было поплатиться и дисциплинарным наказанием). Разумеется, за различные нарушения режима всего этого можно было и лишиться.

Денег у заключенных были, не весть какие, но были:

«А-ев (4-лаготдел) – Средний заработок на одного заключенного выражается в сумме 39 рублей 95 копеек. Санитарное состояние лагерного отделения удовлетворительное. В течение 1953 года не было ни одного случая эпидемического заболевания».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 35 дело 6 Протокол №2 стр.33 Собрание партийного актива Степлага от 7 февраля 1954 г.)

Согласны немного, но для собственных нужд их наверняка хватало, а иначе зачем было платить?

Вспомним хотя бы тот же эпизод с офицером лагеря, который собрал у «нескольких» (!) заключенных 15 000 рублей для приобретения музыкальных инструментов. Нам рассказывали, что в среднем при зарплате вольнонаемных в 8000 рублей, машина «Победа» стоила 9000. Получается внушительная сумма, которая запросто гуляла по зоне.

Иногда это приводила даже к таким инцидентам:

«На молочно-товарной ферме работают женщины без контроля и наблюдения, что приводит к сожительству. Сенокосная бригада купила три ящика водки, организовала пьянку и избила бригадира... Очень много недостатков в лагере и хозоргане, которые мешают работе конвоя, безусловно не оборудованный объект под охрану приниматься не будет».

(КГУ ГАГЖ Протокол №1 Собрания партийного актива политотдела Степного лагеря МВД от 7-го февраля 1953 года стр. 1)

Во-вторых, руководство Степлага прилагала и собственные усилия, чтобы упомянутой «голодной жизни» не было:

«Начальник Управления полковник Ч-ев, надо правду сказать, много положил труда и времени по развитию подсобного хозяйства Степлага. В том числе теплично-парникового. Все прививал у нас вкус к этому. Рассказывал о выращивании французской земляники, в январе месяце – огурцов, до всякой всячины, а по развитию животноводства ходит почти анекдот – звонишь в Управление и спрашиваешь, где начальник управления? «К -нко поехал коров раздаивать».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 35 дело 5 Протокол 4 стр.194 Собрания парт актива Политотдела Степлага МВД от 25 декабря 1954 г.)

«Начальник 9-го лаготделения майор М. - К 7-му ноябрю у нас в зоне будет готов спецбарак (тюрьма) …Бандитствующий элемент будет изолирован и не будет мешать в работе остальному контингенту. Овощами мы обеспечены, имеем в наличии 500 тонн, и 200 тонн закупим еще на месте. Зимнее обмундирование для контингента отпущено управлением и находится в пути».

(КГУ ГАГЖ Фонд 458 опись 35 дело 2 Протокол от 31 октября 1950г. Производственного-хозяйственного актива. стр. 252)

Если в лагере для военнопленных ставился вопрос, о своевременные уборки отходов от приготовления пищи (кожура и пр.), чтобы они не могли ими отравиться, то в Степлаге поднимался вопрос, что наличие пищевых отходов является плохим показателем изготовления пищи для заключенных:

«Д-ун - Необходимо улучшать питание контингента, пищу приготовлять разнообразней, тогда экономии продуктов не будет, пища будет поедаться».

(КГУ ГАГЖ Протокол №14 Открытого партийного собрания Степлага от 13 1954 г.)

Однако, такое положение дел очень устраивало некоторых работников надзорсостава, которые этими отходами откармливали свиней. Завистникам этих работников это очень даже не нравилось:

«Надзиратели своим поведением вросли в лагерь. За счет отходов от пищеблоков, заключенных надзорсостав выкармливает своих свиней. Они сейчас прямо говорят, что мы на этой волынке горим, так как свиней нечем кормить».

(КГУ ГАГЖ Протокол №15 Закрытое партийное собрание первичной парторганизции управления Степного лагеря МВД стр.33 15 июня 1954 г.)

И однажды они подняли этот вопрос прямо на партийном собрании. Оказалось, что эти надзиратели совершили непростительное преступление – зарезали свиней и продали мясо… заключенным!

Вы представляете, работающим за кусок хлеба и стакан воды заключенным продать мясо свиней!?

Наверное, подумает догадливый читатель, было запрещено, что-то подобное продавать заключенным и виновных ожидала суровая кара. Вы почти у цели. Но вина продавцов свининой оказалась иной:

«В ноябре месяце 1953 года тов. С-ков И.П. разрешил сотрудникам лаготделения тов. Б-ну и М-ву зарезать в зоне лаготделения принадлежавших им свиней и сало без разрешения санинспекции реализовать в зоне лаготделения по завышенным ценам. Этим самым тов. С-ов допустил грубое нарушение принципов советской торговли и дискредитацию органов МВД»

(КГУ ГАГЖ Фонд 496 опись31 дело 6 стр.3 Протокол заседания партийной комиссии при политотделе Степлага МВД от 5-го января 1954 года)

Мы просто уверены, если бы «ангелы-эсэсовцы» концлагеря Освенцим или Дахау, продали свинину без разрешения рейховской санинспекции советским военнопленным, то их наверняка бы расстреляли! А уж если по завышенным ценам, то уж пожалуйте прямо в гестапо. Кто бы позволил этим подонкам так нагло вышибать от наших пленных их же кровные рубли!?

Но одно дело купить сало, другое дело хранить. Не обязательно купленное, но присланное заботливыми родственниками:

«Начальнику надзора 9 лаготделения:

Заявление

Настоящем доношу до сведения…что в ночь с 21 на 22 июля у меня… похищено с под головы с вещмешка…сала полученных в посылке…проживает бригада. Придя в секцию я сразу обнаружил хищение у себя и спросил и спросил у бригадира лежащего зека Е. кто был в секции. Е. мне заявил, что никого в секции чужого и он слышал шорох у моих голов и они, пользуясь отсутствием электричества совершили кражу у меня. Я поднял шум с требованием вернуть сала, но он же категорически отказывался и пугал меня тем, что, если я заявлю надзорсоставу и он попадет в бур «после чего снимет с меня голову» и перед разводом я заявил надзорсоставу об воровстве. Выше указанные з.к. з.к…..целой бригадой в хищении за…не дают спокойно отдыхать, нарушают общественную дисциплину.

Прошу принять меры.

К сему з.к. ПОДПИСЬ»

Не будем утверждать, что таких заявлений масса. Что касается краж, своими же однобаракниками и прочим жульем, они больше имели место по отношению спецодежды (или просто одежды):

Из заявления, заключенного Г-ва:

«Ст. Опер уполномоченному 9-го л. отд. Степлага….

…августа у меня во время нахождения на работе украли матрац, …августа снова украли наволочку…нижнею рубашку и сапоги. Немедленно же обращался во все инстанции надзора и до сих пор никаких результатов нет. Мне лишь советуют: «Пожалуйста, пишите» ….

Прошу вас принять меры к прекращению краж вещей в бараке.

  1. 50 г. ПОДПИСЬ»

(КГУ ГАКО Из личного дела, заключенного Степлага Г-ва. стр. 49)

Мы встретили в архиве по этому поводу еще один неприятный эпизод.

Однажды, при обыске заключенных, которых выводили на работу, надзиратель обнаружил у одного из них кусок хлеба, отобрал и отбросил в сторону. Конечно это вызвало негативное отношение заключенных и коммуниста Ч-ка, который с возмущением рассказал об этом на партийном собрание и осудил этот поступок.

(КГУ ГАГЖ Фонд 900 Опись 32 дело 2 стр.33 Протокол №15 Закрытое партийное собрание первичной парторганизации управления Степного лагеря МВД 15 июня 1954)

Можно легко согласиться с ним, но если вспомнить, что большинство побегов происходили с рабочих мест и там «беженцы» заранее готовили для этого дела припасы и оружие, то и этот по-человечески неприятный поступок, легко объясняется должностными обязанностями надзирателя.

Подведем некоторые итоги.

Все познается в сравнение. Сравним состояние дел у заключенных Степлага и современными работниками ТОО Джезказганцветмет.

Итак, вспомним, сколько часов в день работали заключенные? Что нам говорил по этому поводу наш узник? 12-14 часов беспрерывной работы. Что нам говорят документы? «Фактически» 6-7 часов вместо 10 часов. Хорошо, пусть все-таки будет 10 часов работы «за кусок хлеба и стакан воды».

Сколько работают сегодня горняки Джезказганцветмета?

Вот вам график автобусов для рабочих на работу и обратно (2-ой смены нет, в ней производятся ремонтные работы вспомогательными и сервизными участками):

1-я смена автобус на работу в 21.30, с работы 9.40

3-я смена автобус на работу в 11.30, с работы 23.30

Как там у вас уважаемый читатель с математикой? Посчитали?

При советском тоталитарном режиме, горняк Джезказгана мог отработать в шахте 10 лет и в 50 лет спокойно уйти на пенсию (при общем непрерывном подземном стаже в 25 лет, уйти на пенсию в 45 лет).

Сегодня эти льготы отменены и пенсионная планка горняков поднята до 63 лет.

Давайте, опять же сравним. Сколько должен был отработать заключенный Степлага при тиране Сталине. Правильно – самое больше 25 лет.

А сколько должны отработать при сегодняшнем демократическом режиме современные горняки Жезказгана? Правильно – 43 года. В чем же они так провинились перед своей Родиной?

Дай им Аллах хорошей кровли, здоровья и везения…

Категория: Мои статьи | Добавил: millit (19.11.2017)
Просмотров: 8 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: