Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 152
Главная » Статьи » Мои статьи

СТЕПЛАГ. Восстание, которого не было Глава 19 часть 1

                                                                    

   Бывшие заключенные Степлага, также особо не распространялись о том, за что они отбывали там свой срок. Большинство из них были довольные тем, что их «большесрочные» заключения так скоро закончились. Ведь осуждали их практически за едва известные факты прошлого. За годы своего прислужничества фашистским оккупантам, они научились тогда не оставлять свидетелей, а значит и очередных безвинных жертв среди мирного населения. И что тогда, в после военное время им могли «пришить» следователи, за то и сидели. Помнится, исключительно по совей юношеской наивности я спросил у одного из бывших заключенных Степлага: «За что вы сидели в лагере?». От неожиданности он вздрогнул и пряча глаза пробурчал: «А за что тогда сажали при Сталине…» и поспешил уйти. Человек, который был случайным свидетелем нашего диалога усмехнулся и проговорил: «За что сидел? Известное дело. Бандеровец он! Я слышал у него руки по локоть в крови и клейма на нем ставить негде!». Не случайно, многие годы спустя, таких «жертв» Сталина находили и по вновь открывшимся обстоятельствам пересуживали с приговорами до высшей меры наказания. И поэтому предлагая вашему вниманию ряд личных дел, заключенных мы бы предлагаем нашему читателю не особо удивляться «легкой степени виновности» некоторых заключенных. Впрочем, все на ваш суд:

1.Личное дело заключенной Ш. 1916 г. рождения.

«Приговор 1944 года декабря 16 дня, Военный Трибунал войск НКВД Одесской области, в закрытом судебном заседании гор. Одесса….рассмотрел дело по обвинению: Ш., 1916 года рождения, из крестьян-бедняков, служащей, украинки, беспартийной, замужняя…муж в 1942 г. осужден по ст.54 1 «б»… УСТАНОВИЛ: Подсудимая Ш., в период временной оккупации румынскими захватчиками в Одесской области, проживала в селе П. Одесской области и работала в должности учителя и директора школы. Став на путь предательства подсудимая познакомилась с начальником жандармерии П. р-на, с таковым сожительствовала…путем провокации установила место дислокации партизанского отряда, предала таковой, т.е. донесла жандармам. В результате ее доноса жандармы арестовали целый ряд граждан, у которых партизаны стояли на квартирах и снабжались продуктами питания. Так были арестованы……, которых жандармерия жестоко избивала… На основании изложенного: ПРИГОВОРИЛ: Ш., на основании ст. 54- 1 «а» УК УССР и в соответствии со ст. 2-й Указа Верховного Совета СССР от 19.04. 43 г.….подвернуть каторге сроком на двадцать (20) лет…» (КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Степлага Ш. стр.37) Где находилась заключенная Ш. после приговора не ясно, но только 30 июня 1948 г. вышло Заключение, которое гласило что: «…за связь с начальником немецкой жандармерии в г. Одесса, за провокаторскую деятельность и предательство партизанского отряда … ПОСТАНОВИЛИ: Ш. перевести в особый лагерь МВД» (КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Степлага Ш. стр.6) Судя по документам в деле, Ш. дважды высылала заявления о помиловании. В первый раз в 19 декабря 1952 года, о чем свидетельствует документ: «В канцелярию Верховного Совета СССР. гор. Москва При этом направляем оформленный материал о помиловании на заключенную Ш., 1914 года рождения, осужденную 16.12.44 Военным Трибуналом НКВД Одесской области…срок 20 лет КТР. Ш. содержится в Степном лагере МВД».

(КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Степлага Ш. стр.37)

В заявление, написанном от руки, написанном на имя Председателя Верховного Совета СССР Шверника, Ш. заверяет, что она стала жертвой клеветы и ее поведение с оккупантами, вынужденными в силу сложившейся ситуации «чтобы не преследовали меня». (КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Степлага Ш. стр.29-30)

Ответ на данное заявление пришел довольно поздно:

«Канцелярия Президиума Верховного Совета СССР 26 сентября 1953 года Начальнику управления Карагандинская обл. пос. Джезказган п. ящ. …. Объявите заключенной Ш. , что ее ходатайство о помиловании отклонено».

(КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Степлага Ш. стр.43)

   В лагере Ш. проявила себя положительно, в производственной характеристике отмечается, что она:

«…за время пребывания в лагподразделение с ….февраля 1949 г.. работает в зоне лагподразделения бригадиром,. К работе относится добросовестно, нарушений лагерного режима и трудовой дисциплины не имеет. Со стороны оперчасти компроматериалами не располагает». Отдельную справку о «не располагаемости компроматериалами» на клочке бумаге прилагает к делу и оперуполномоченный ее лаготделения Д.

(КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Степлага Ш. стр.39, 40)

И все это для оформления Постановления «О назначении вида режима», которое было подписано в феврале 1955 г.:

«…Я начальник 3-го лаготделения Степлага… НАШЕЛ: Заключенная Ш. в настоящее время работает культоргом и нарядчиком Комендантского лагпункта к работе относится добросовестно, исполнительно. Помогает администрации лагпункта в выполнение производственного плана и соблюдении заключенными лагерного режима. Авторитетом среди заключенных пользуется. Исходя из вышеизложенного и руководствуясь ст.33 инструкции по режиму содержания заключенных, - ПОСТАНОВИЛ: Заключенную Ш. назначить режим содержания с проживанием в не жилой зоне в 3 лаготделения Степлага МВД». (КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Степлага Ш. стр.36)

Вот так. Для заключенной Ш., это означало жить почти на свободе и поэтому нельзя было упустить шанс, такими характеристиками и постановлениями, еще раз попытаться добиться помилования. Но Военная Прокуратура Одесского военного округа не очень доброжелательно отнеслась к тому, что Ш. «…помогает администрации», верно больше помня о том, что она также помогала фашисткой администрации и поэтому в своем письме от 1 марта 1956 г. на адрес начальника ИТЛ Степлага написала следующее: «прошу объявить заключенной Ш. 1914 г. рождения, что ее жалоба о пересмотре приговора по ее делу рассмотрена военной прокуратурой Одесского военного округа и оставлена без удовлетворения. Проверкой установлено, что приговор по делу вынесен на основании материалов дела и является правильным. Вина Ш. в совершении преступлений доказана, поэтому нет оснований ставить вопрос о пересмотре приговора по ее делу. Также объявите Ш., что это наше решение она может обжаловать в Главную военную прокуратуру (г. Москва), кроме того может ходатайствовать перед Президиумом Верховного Совета СССР о помиловании».

(КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Степлага Ш.).

Казалось бы, сухой, официальный документ. Но последние, не обязательные ссылки, куда может еще обращаться Ш., о чем ей могли бы подсказать и в Степлаге, да и за многие годы отсидки, заключенные и сами не хуже всяких юристов знали куда, как бы убедительно говорят: пусть обращается куда хочет на «наше решение» ….

                                                                                   +++

2.Из личного дела, заключенного Степлага Б.

«Президиум Верховного Совета от з.к Б-ого. Ходатайство Приговором Военного Трибунала Львовского округа от 1 августа 1950 г. я осужден по ст. 54-1 а-11 на двадцать пять лет лишения свободы…. На предварительном следствии и судебном заседании мне предъявили обвинение за участие и связь с бендеровской группой с 1943 г. Это обвинение я считаю для себя несправедливым и обидным. Так как я с 1925 г. рождения из семьи крестьянина средняка проживающего… (далее листы отсутствуют и начинается повествование о встречи со своими старыми знакомыми бандеровцами которых он знал с 1943 г. - Прим. автора) …которые были вооружены автоматами и пистолетами. К. Виктор по кличке «Игорь» приказал мне остановиться, потом он у меня спросил, откуда следуешь, я конечно не знал всего дело ответил ему, что следую к своей семье из города с работы поскольку рабочий день закончился. Он начал расспрашивать, давно ли я приехал домой, почему тогда выехал. А не остался с ними видит какого мы дослужились мундиру и чину. А ты уже так переменился, а ты уж так скоро переменился и стал большевиком, бо поступил на работу. После чего приказал купить за свои деньги им папиросов, газет, йоду и бинту. Если в магазине нет, то купи где хотишь и про нашу встречу не говори никому, бо если не выполнишь моего приказания, то ты будешь убит, вот этим оружием, т. е. из пистолета. Я конечно должен был согласиться, боясь репрессий и зная о том, что он может погубить меня и оставить моих родителей беспомощными. Я выполнил приказание бандита «Игоря» и через три дня при встрече передал ему приказание ним поручение, т.е. 13 пачек папиросов по 100 штук, газет и пачку бинту пропитанную йодом (заплативши 200 рублей своими деньгами). После этого я не хотел иметь никакой связи, с бандитами, которые агитировали молодежь и старших против советской власти (а которых не хотели подчиниться их убивали и вешали), я решив перенестись жить с деревни в город Тарнополь, где я работал. Я начал жить в городе беззаботно…Я тогда же еще крепче уверовался, что только при Советской власти я стал самостоятельным хозяином, могу работать на такой доверенной и высокой должности, не имея никаких трудностей в продовольствии и других вопросах в жизни человека. Если бы я был с детства при Советской власти я отдал бы все свои силы на благо своей Родины. Однако же в 1949 г. весной, вновь бандиты нарушили мою спокойную жизнь. Примерно в феврале месяце пришли на мою квартиру в городе Тарнополь присланные тем же бандитом «Игорем» односельчанки В-х., Ч-а. М. и С., С-ч, которые были на нелегальном положении и принесли от него записку, чтобы я их скрыл в своей квартире в городе Тарнополь через два дня. Если я выдал их советским органам, то он с своими помощниками уничтожит мою семью которая жила в деревне…Я вторично был принужден выполнять приказание бандита «Игоря». И с тех пор я никакой помощи не оказывал им…»

(Из личного дела, заключенного Степлага Б. стр.61-64)

Но еще раньше пересмотр дела Б. проходил в Верховном Суде СССР в числе еще 13 человек, осужденных видимо также вместе с ним одним судом 1 августа 1950 г. Определение Военной коллегии Верховного Суда СССР от 11 октября 1950 г. гласило, что осужденные:

«…что они все в течении длительного времени с 1945-1947 г.г. и до дня ареста 1950 г., имели связи с участниками банд и выполняли задания главарей банды по сбору денежных средств и продуктов питания для банды, собирали сведения…войсковых групп и КГБ, укрывали бандитов посещали сборища банды, выполняли задания по связям бандитов друг с другом, распространяли антисоветские листовки. Виновность всех перечисленных 14 человек…по приговору преступлениях доказана материалами и не отрицалась ими на суде. Преступные действия трибуналом квалифицированы правильно и наказание применено с учетом характера и тяжести совершенных преступлений. Не находя основания для смягчения наказания, о чем в кассационных жалобах просят все осужденные Военная Коллегия Верховного суда СССР, - ОПРЕДЕЛИЛА: Приговор Трибунала в отношении…оставить в силе, а жалобы без удовлетворения».

(КГУ ГАКО Из личного дела, заключенного Степлага Б. стр.17)

                                                                                          +++

3.Из личного дела заключенного Степлага О-са В деле есть Определение Военного Трибунала МВД Литовского пограничного округа, который:

«Рассмотрев в заседание от 9 августа 1949 г. кассационную жалобу О……1915 г. рождения на приговор военного трибунала войск МВД Литовской ССР от 15 июля 1949 года коим О. по ст.58 1а УК РСФСР с применением Указа от 26 мая 1947 года (Указ об отмене смертной казни – Прим. автора) осужден к заключению в ИТЛ на двадцать пять лет ……… УСТАНОВИЛ: О. виновен в том, что в июне 1941 г. добровольно вступил белоповстанческий отряд литовских националистов, в составе которого принимал активное участие в арестах и конвоирование советских граждан, производил обыски и нес охрану немецких складов с горючим. Все изложенное на суде подтверждено частичным признанием самого и показаний свидетелей…………. Преступные деяния квалифицированы правильно и мера наказания судом избрана с учетом содеянного. В кассационной жалобе осужденный ссылаясь на суровость приговора просит смягчить меру наказания. Однако, учитывая, что заключенный совершил тяжкое перед Родиной, вступив белоповстанческий отряд, в составе которого принимал участие в карательных действиях против советских граждан, поэтому не находя оснований, для смягчения меры наказания…… ОПРЕДЕЛИЛ: Приговор военного приговора в отношении О. ОСТАВИТЬ В СИЛЕ, а его кассационную жалобу, без удовлетворения».

(КГУ ГАКО Из личного дела, заключенного О. стр.12)

В заключение О., как и все, кто там был, пытается смягчить приговор, и он пишет жалобы: «Прокурору Степлага МВД СССР. От з-к О……….. Заявление Я, О….. 1941 году с 23 июня, то есть с началом с отечественной великой войны я был силой заставлен служить в белопостанческом литовском отряде. Этот же отряд непосредственно был связан с немецкими оккупантами. И я был вынужден исполнять немецких-литовских офицеров приказания, что мне приходилось присутствовать при арестах советских граждан, конвоировать советских военных пленных…»

(КГУ ГАКО Из личного дела, заключенного О. стр.67)

И вот новое Определение военного прибалтийского округа: «…рассмотрев в заседании 2 августа 1955 г. в порядке надзора протеста военного прокурора…по делу О…… УСТАНОВИЛ: О. осужден за то, что, он в июне 1941 года добровольно вступил в белоповстанческий отряд литовских националистов и, имея на вооружении винтовку, участвовал в аресте двух советских граждан, один из которых впоследствии был карателями расстрелян, а другого повстанцам арестовать не удалось; производил обыски у советских граждан, конвоировал советских военнопленных в г. Каунас, нес охранную службу, а также продолжительное время эксплуатировал в своем хозяйстве двух военнопленных. Боясь ответственности, О. бежал с немцами в 1944 г. после полного изгнания немецких оккупантов из территории Советской Литвы перешел на нелегальное положение и проживал до дня ареста по настоящему делу по фиктивным документам. Военный прокурор отмечает в протесте, что виновность О. доказана, а им содеянное квалифицировано правильно, однако мера наказания осужденному определена слишком суровой, без учета им содеянного, в связи с чем в протесте ставится вопрос о снижении О. наказания до 10 лет лишения свободы в ИТЛ. Соглашаясь с протестом и учитывая, что О. к расстрелу арестованного гражданина не причастен …. ОПРЕДЕЛИЛ: Протест военного прокурора удовлетворить…снизить осужденному О. наказание до десяти (10) лет лишения свободы в ИТЛ….»

(КГУ ГАКО Из личного дела № 24 738, заключенного О. стр.116-117)

Так бывший «подрасстрельный» О. добился смягчения приговора. А из приложенной к делу справки № 007381, где в графе национальность указано, что он – поляк, мы узнаем, что О. 28 ноября 1955 года был из-под стражи освобожден. Основание освобождения указано: «По ст. первой Указа Президиума Верховного Совета СССР от 17.09.55 г. «Об амнистии» сняты поражения прав и судимость», И. что выбыл в г. Каунас Литовской ССР. (КГУ ГАКО Из личного дела, заключенного О. стр.120)         Личное дело заключенного О., заинтересовала нас тем, что 24 декабря 1999 г. генеральная прокуратура Литовской Республики обратилась с просьбой «оказать правовую помощь» информационному центру УВД Республики Казахстан и сообщить за что был осужден и как был освобожден О. т .к. в архивах Литовской Республики таких данных не оказалось. И такие данные им оказалось необходимы для рассмотрения заявления о реабилитации О. (письмо подписано прокурором отдела специальных расследований). В ответном письме 30 декабря 1999 г. за подписью начальника отдела архивной информации и реабилитации, литовской стороне была предоставлена полная информация о которых мы рассказали выше, но нам остается только гадать был ли он реабилитирован в Литве… (КГУ ГАКО Из личного дела, заключенного О. письма вложены в дело и страницы не пронумерованы – Прим. автора)

                                                                                   +++

4.Из личного дела заключенной Степлага Г-к

   Судя по датировки Перечня вещей, которые находились у Г. во время ареста, последнее произошло в сентябре 1951 г.: «Перечень вещей, находящихся у арестованной Г. 1. Пиджак - 1 2. Кофта -1 3. Юбка – 2 4. Передник – 1 5. Сорочка – 1 6. Платок – 1 7. Носки – 1 8. Туфли парусиновые – 1 Перечень составил………ПОДПИСЬ 10. IХ 1951 года».

(КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Г, стр.9 Публикуется для представления у читателя о документах, которые находились в делах заключенных. Прим. автора).

Приговор по делу был следующим: «Приговор 1952 года 6 февраля, Военный войск Министерства Государственной безопасности Станисловской области…. Г., 1918 года рождения…крестьянки-середнячки, украинки, неграмотной, беспартийной, вдовы, ранее не судимой… УСТАНОВИЛ Г… в конце 1947 г установила связь с бандитами ОУН….и другими, которых обеспечивала продуктами питания и бандиту…передала белье постиранное ее сестрой……В этот раз Г. указанных выше бандитов ОУН проинформировала о наличии в селе солдат войск МГБ. Весной 1948 года от бандита ОУН…получила 10 кг муки из которой по его указанию выпекла 5 буханок хлеба и передала их бандитам ОУН….При вручении бандитам ОУН 5 буханок хлеба Г. для подполья ОУН из своих запасов дала 15 штук яиц и 1.5 кг масла. В течение весны 1948 года Г. через бандита ОУН ……в подполье ОУН три раза передавала продукты питания из своих запасов. Так за это время ей было передано: 2,5 кг масла, 20 литров молока, 30 штук яиц и 3 буханки хлеба. Осенью квартиру подсудимой Г. дважды посещали бандиты ОУН…которые имели встречу с ее сестрой…. …осень 1948 года идя из лесу имела встречу с бандитом ОУН ….в течение 2-3-х дней хранила в своем доме продукты, принадлежащие бандитам ОУН: 10 центнеров картофеля, 15 килограммов фасоли, и около 3-х килограммов луку. Летом 1949 года. По договоренности со своей сестрой…передала по в подполье ОУН телку, принадлежавшую сестре. Летом 1950 года около 3-4 раз хозяйство подсудимой Г. посещали бандиты ОУН. Факты передачи осенью 1948 года в лесу бандиту…белья и продуктов питания и вызов к бандитам ОУН летом 1950 года подсудимой Г. своей сестры…в судебном заседании не нашли своего подтверждения, т.к. подсудимая их категорически отрицает и достаточных доказательств, уличающих ее в этом в деле, нет. Вина подсудимой Г. в изложенном выше подтверждается ее признанием, а также показаниями свидетеля…который суду подтвердил, что летом 1950 года проживая на квартире подсудимой Г. 3 или 4 раза видел, как ее квартиру посещали бандиты ОУН. На основание изложенного Военный Трибунал…. ПРИГОВОРИЛ: Г. …на основание ст. 20-54 – 1а УК УССР- заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на 25 (двадцать пять лет) …."

(КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Г, стр. 2-3)

После вынесения этого приговора, Г. подала кассационную жалобу, и председатель военного суда в феврале 1952 года обратился с письмом, в котором предлагалось: «Начальнику тюрьмы прошу заключенную Г. 1913 года рождения не этапировать до получения дела из кассационной инстанции» (КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Г, стр. 23)

20 февраля 1952 года дела было пересмотрено и вынесено следующее решение: «…В кассационной жалобе Г. просит учесть наличие у нее четырех детей, отец которых умер в 1947 году и что оказывала помощь бандитам под угрозой смерти и поэтому просит снизить срок наказания. Виновность Г. в совершенных ею преступлениях по делу доказана ее личным признанием своей вины и показаниями в суде свидетеля Г., ее преступные действия квалифицированы правильно и мера наказания определена в соответствии с содеянным. Доводы наложенные осужденной Г. в кассационной жалобе, в силу тяжестей совершенных ею преступлений, не могут быть приняты во внимание, поэтому не усматривая поводов к снижению наказания и руководствуясь ст……. ОПРЕДЕЛИЛ: Приговор оставить в силе, а кассационную жалобу Г. – без удовлетворения…»

(КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Г, стр. 26)

Таким образом Г. оказалась в Степлаге. В характеристике подписанной рядом должностных лиц она описывается положительно: «…В 3 л. отд. Степлага МВД содержится с 1951 г. (? – Прим. автора), за этот период работала на разных работах производственных объектах Кирзавода, Казмедьстроя и др. Нормы выполняла в среднем на 127 %. С 1955 года содержится в лагерном л.п. работает на разных сельскохозяйственных работах. Нормы выполняет на 127 %. В быту Г. ведет себя хорошо, нарушений лагерного режима не имела. В обращении с лагерной администрацией ведет себя вежливо, принимает активное участие в различных мероприятиях лагерной администрации».

(КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Г, стр. 36)

Данная характеристика (без указания даты ее написания) видимо сыграла определенную роль в новом пересмотре дела Г. Военным Трибуналом Прикарпатского военного округа по протесту военного прокурора на заседании 4 февраля 1956 года, в котором она и упоминается. Определение, к которому пришло заседание было следующим: «…С учетом того, что Г. бандитам ОУН помощь оказывала не по своей инициативе, а по их требованию и в силу боязни их, что у нее имеется 2 несовершеннолетних детей и незначительную помощь бандитам она оказала по своей несознательности ввиду ее неграмотности, в протесте ставится вопрос о снижении ей наказания до 7 лет лишения свободы в ИТЛ. Рассмотрев материалы дела и соглашаясь с доводами протеста военного прокурора в части смягчающих вину Г. обстоятельства, военный трибунал находит, что пункт обвинения ее в том, что она отдала бандитам ОУН принадлежащую ее сестре телку надлежит исключению из приговора. Из материалов дела видно, что бандиты пытались отобрать у нее корову. Имея 4-х детей, она упросила их не брать коровы. Тогда ее сестра, Я., проживавшая с ней в одном доме, имевшая связь с бандитами ОУН, которые приходили в дом Г. для встречи с ней (Я.), так как она с одним бандитом сожительствовала…отдала бандитам свою корову сама…. Бандиты ОУН грозили Г. расправой с ней если она сообщит о них органам советской власти. Осужденная Г. имеет ……детей, в том числе 2-х несовершеннолетних. Муж ее умер 1947 году. Лагерной администрацией характеризуется положительно. С учетом вышеизложенного, военный трибунал… находит возможным снизить ее наказание до 5 лет лишения свободы в ИТЛ, а не 7 как об этом ставится в протесте прокурора и руководствуясь Указом от 14 августа 1954 года, ОПРЕДЕЛИЛ: Приговор …от 5 февраля 1952 года…изменить…и в силу ст.ст. 1 и 6 Указа от 27 марта 1953 года «Об амнистии» считать ее не имеющей судимости и из-под стражи освободить». (КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Г, стр. 39)

Так не дождавшись далекого 10 сентября 1976 года, когда у Г. должен был закончиться срок заключения, она оказалась на свободе и подписав расписку о неразглашения о режиме содержания заключенных в лагере, 24 февраля 1956 года покинула Степлаг. Расписка эта, находится на одном бланке с ознакомлением ее с приговором. И если ознакомление с приговором «неграмотная» Г. подписала тремя крестиками, то заключительную подписку уже полным именем. Опять же, остается гадать: то ли она хорошо «косила» под неграмотную во время следствия, то ли успешно получила образование на нарах Степлага. (КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Г, номер стр. этого документа в деле не указан. Прим. автора).

                                                                                                        +++

5. Из личного дела, заключенного Степлага Ц-са.

Это дело касается деятельности так называемых «лесных братьев» Прибалтики, которые просуществовали до самой середины 50- х годов прошлого века, по признанию некоторых из них, в ожидании новой войны между Западом и СССР. Хорошо налаженная подпольная работа, под руководством опытных и обученных врагов Советской власти сводила борьбу с ними до «бутылки самогона» в доказательной части разоблачения и приговоров. И поэтому, избежавшие смертной казни за свою деятельность, в виду ее отмены в 1947 г., они с той же легкостью получали амнистию после осуждения. Это дело яркий тому пример.

«Приговор …… 1948 г. октября, 23 дня. Военный Трибунал войск МВД Латвийской ССР, в закрытом заседании в г. Рига, в расположении Военного Трибунала В составе…. Рассмотрев дело №… по обвинению 1. Г-са, 1931 года рождения, уроженца Латвийской ССР ……по национальности латыша, гражданина СССР, беспартийного, не судимого, холостого, с образованием в объеме 7 классов, крестьянина – середняка, проживавшего на территории ЛССР временно оккупированного немецко-фашистскими захватчиками с конца июня месяца 1941 г. по май месяц 1945 г. в преступлениях предусмотренных ст.ст….. 2. П-с, он же Г-с 1896 г. рождения…по национальности латыша, гражданина СССР, беспартийного, не судимого, женатого, с образованием в объеме 4-х классов, крестьянина-середняка, проживающего на территории ЛССР, временно оккупированного немецко-фашистскими захватчиками с конца июня месяца 1941 г. по май месяц 1945 г. 3. Ц-с. 1928 года рождения…по национальности латыша, гражданина СССР, беспартийного, не судимого, холостого, с образованием в объеме 8 классов, служащего…. Материалами предварительного и судебного следствия установлено: Подсудимый Г-с, будучи враждебно настроенным к Советской власти, проживал…вместе со своим отцом Г-с Отто – активным подсобником и карателем немецко-фашистских властей в период с 1941-1945 г.г. , а также родственниками Г-ми А. и В. , имея каждый на вооружении огнестрельное оружие в целях борьбы с Советской властью перешли на нелегальное положение и скрывались в Дунде лесах создали активную вооруженную банду возглавляемую отцом подсудимого – Г-са Отто. Пробыв в указанной банде несколько дней, подсудимый Г-с вышел из таковой и проживал на хуторе с матерью (осуждена ВТ) до октября 1947 г. вместе с ней систематически посещал лагерь бандлагерь отца Г-с Отто, оказывая таковому всяческую помощь как в снабжении продуктами питания, так и информацией о жизни и проводимых мероприятиях Советской властью в волости, будучи при этом сам полностью осведомлен о преступной деятельности банды отца. В том же октябре месяце 1947 будучи задержан как связной банды органами госбезопасности, Г-с дал обещание вывести из леса своего отца-бандита Г-са Отто, одноко таковое не выполнил и бежал в Гулбенский уезд к своему дяди сооподсудимому П-с Янису, которому изложив о своей прошлой деятельности и деятельности отца в банде и будучи принятым им стал скрываться на хуторе такового, где и был задержан органами госбезопасности 17 июня 1948 года. Пребывая на хуторе соподсудимого П-с, Г-с установил в конце 1947 г. связь со своим родственником Г-с Потерисом, также состоявшим в вооруженной банде и действующим в Елгавском уезде, с которым неоднократно встречался, а в феврале 1948 г. передал ему порошки с хлорной известью для подделки документов и 300 или 500 рублей денег. В марте месяце 1948 года он же Г-ис также установил связь с бандопособником соподсудимым Ц-с знал о прошлой его преступной деятельности и тайном хранении Ц-с оружия, обсуждал с ним вопросы связанные о совершении террористического акта над Советскими гражданами Анцанс и Бримкрс Волдемаром Скайдритой жителями Лаздоской волости, подозревая из в связях с Советской власти. Подсудимый П-ис, проживая в своем хуторе, весной 1946 г. принял у себя группу бандитов, среди которых был его знакомый К-ш, которых снабдил продуктами питания и бутылкой самогона. С октября месяца 1947 года и до 17 июня месяца 1948 года т.е. до его задержания, укрывал у себя на хуторе родственника бандита подсудимого Г-с Петериса, будучи полностью осведомлен как о его прежней бандитской деятельности, так и его отца Г-с Отто. Кроме того, в феврале-марте месяце 1948 года переслал своему знакомому бандиту Б-и, через жительницу Янгулбенской волости К-ш – одну бутылку изготовленной им самогонки. Подсудимый Ц-с, проживая в Маденском уезде ЛССР, летом 1945 г. установил преступную связь с активным участником националистического подполья Б-с, с которым неоднократно тайно встречался и по заданию которого приобрел и незаконно хранил у себя на хуторе один пулемет, 2 автомата, одну винтовку, бикфордов шнур и капсюля для гранат, передать которые по назначению не смог по независящим от него обстоятельствам. Кроме того, в марте 1948 г. установил также преступную связь с бандитом соподсудимым Г-с, зная со слов которого о деятельности в бандитской группе, неоднократно встречался с ним и обсуждал вопросы по поводу совершения совместно с подсудимым Г-ис террористического акта над советскими гражданами-жителями Лаздонской волости АНЦАНС, БРИМЕРС Скайдритой, которые подозревались в связях с органами Советской власти. На основании изложенного Военный Трибунал признал виновными… ПРИГОВОРИЛ: Г-ис, на основании ст. 58-I «а» УК РСФСР, П-ис и Ц-ис на основании ст. ст. 17-58- I «а» УК РСФСР в соответствии ч. II Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 мая «Об отмене смертной казни» заключить в исправительные-трудовые лагеря сроком на ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ (25) лет каждого….»

(КГУ ГАКО Из личного дела, заключенного Степлага Ц-са стр. 38-40)

После Приговора, по Постановлению от 30 сентября 1948 г. утвержденного министром безопасности Латвийской ССР полковником В-м, осужденный Ц-с был отправлен для отбытия наказания в «особый» (написано от руки, Прим. автора) лагерь МВД СССР. (КГУ ГАКО Из личного дела, заключенного Степлага Ц-са стр. 43) В октябре 1954 г. Военный Трибунал Прибалтийского Военного округа, по протесту его Военного Прокурора, пересматривает дело Ц-са и его подельников и «устанавливает» следующие причины для смягчения и изменения приговора: «В протесте прокурора округа отмечается, что по делу никаких доказательств, уличающих Г-с в пособнической деятельности в пользу банды следствием и судом не добыты, а обвинение его в том, что он являлся участником банды является неосновательным….Далее в протесте указывается, что Г-с исполнил просьбу Риты Р-с, действительно передал деньги и порошки для вытравливания чернил своему родственнику Г-с Петересу, однако материалами дела не доказано, что осужденный знал о том, что эти деньги и порошки он получает от бандита и передает бандиту скрывающемуся от Советской власти. Кроме того, отмечается в протесте, в деле отсутствуют какие-либо данные о контрреволюционной деятельности Р-с и дяди осужденного Г-с, и поэтому прокурор считает, что этот пункт обвинения вынесен Г-с неосновательно. В части того, что Г-с в беседе с Ц-с высказывал мысль о необходимости убийства трех советских граждан, в протесте говорится, что поскольку после этого разговора никаких практических мер Г-с и Ц-с не предпринимали для осуществлений своих намерений, в этих их действиях нет состава контрреволюционного преступления. По изложенным мотивам Военный прокурор просит переквалифицировать действия Г-с на ст. 58-12УК РСФСР со снижением наказания до фактически отбытия им срока. В отношении П-с…действия квалифицированы неправильно. В подтверждении этого Военный прокурор отмечает, что судом установлено, что в 1946 г. к П-су пришли два вооруженных бандита и потребовали у него самогона, что он и вынужден был исполнить, а марте 1948 г. передал одну бутылку самогона знакомому бандиту Б-с…в протесте ставиться вопрос о переквалификации его действий…со снижением наказания до фактически отбытого срока… Кроме того, в протесте указывается, что вина осужденного Ц-са…в том, что собирал для бандитов оружие, материалами дела подтверждается и эти его действия квалифицированы судом …правильно. Однако при определении наказания, судом не учтено, что Ц-с в момент совершения этого преступления являлся несовершеннолетним и, что большую часть собранного им оружия он добровольно сдал органам советской власти. Поэтому в протесте ставится вопрос о снижении Ц-с наказания до фактически отбытого им срока. Соглашаясь с доводами протеста…Военный трибунал округа ОПРЕДЕЛИЛ: Протест Военного прокурора Прибалтийского Военного округа удовлетворить».

(КГУ ГАКО Из личного дела, заключенного Степлага Ц-са стр. 50-53)

Конечно, читая вот такие строки испытываешь облегчение за судьбу этих осужденных. Какую-никакую законную справедливость советская власть вершила. Ведь это только по христианской морали – подумал совершить зло и этим уже согрешил. И что из того - подумывали убить сразу трех человек, да и не вышло по неизвестным причинам. А кто же тогда убивал других, из оружия, «большую часть» которого добровольно сдали власти. Интересно, что прокурор не приводит никаких доводов тому: почему он считает, что именно «большая» оружия оказалась у власти, а не меньшая? Неужели, власти вели этому строгий учет, подобно бутылкам самогона, часть которых, оказывается, можно было раздать требовавшим этого бандитам, а другую часть «знакомым» бандитам, что видимо квалифицировалось неодинаково, главное, чтобы первая раздача была больше второй. Мол, заставили. Мы считаем, что такого рода пересмотры дел проводились с целью политической стабильности в стране и в Прибалтике в частности, где и без того были амнистированы большое число участников коллаборационистов.

+++

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: millit (20.11.2017)
Просмотров: 9 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: