Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 152
Главная » Статьи » Мои статьи

СТЕПЛАГ. Восстание, которого не было Глава 23

                                                   

Глава 23

Предтеча Молчание ягнят-3.

О чем молчат исследователи Степлага.

Предтеча (устар.) – то что предшествует

какому-то событию.

Интересно, но факт, исследователи и «говоруны» о «восстание» в Степлаге никогда не связывают это с другими подобными событиями ГУЛАГа. А ведь за год до событий в Степлаге, в 1953 году такие явления были и в других лагерях.

Одно из первых «восстаний» произошло в Горном лагере города Норильска. Откуда взялись там такие смельчаки? А вот полюбуйтесь, прочитав официальные отчеты властей:

«На 5-е июня 1953 года из имеющихся в Горном лагере 6 лагерных отделений заключенные прекратили работу и проявляли массовое неповиновение лагерной администрации в пяти лагерных отделениях, в которых содержалось 16.378 заключенных.

Этим событиям предшествовали следующие обстоятельства:

В октябре 1952 года из Степного лагеря МВД СССР (г. Караганда) в Норильск прибыл этап заключенных в количестве 1200 человек, в основном осужденных за повстанческую деятельность в районах Западной Украины и прибалтийских республик. Указанные заключенные из Степного лагеря были вывезены за организацию и участие в массовых беспорядках, неповиновение лагерной администрации, убийства, побеги из лагеря и другие нарушения лагерного режима.

Руководство Горного лагеря, имея ориентировку из Степного лагеря о настроениях и поведении прибывших заключенных, несерьезно подошло к приему этапа и вместо сосредоточения прибывшего этапа в одном лагерном отделении, рассредоточило их в пяти лагерных отделениях, примерно, по 200–300 человек.

Еще в пути следования из Караганды в Норильск украинские националисты, а их было подавляющее большинство, организовали повстанческий штаб и сговорились между собой по прибытии в Норильск организовать массовые беспорядки и убийства лояльно настроенных к мероприятиям лагерной администрации заключенных.

В первое время заключенные, прибывшие из Караганды, старались захватить командные должности в лагерных отделениях, устроиться в хозяйственную обслугу и тем самым активно направлять массу заключенных против лагерной администрации. Где это им не удавалось, они прибегали к террору, т. е. убийствам заключенных; так, ими были убиты: старший нарядчик и бригадир ДОРОШ и еще пять заключенных.

К маю 1953 года этим заключенным в Горном лагере удалось сколотить

антисоветскую организацию, руководимую заключенным СТЕПАНЮКОМ Германом Петровичем, осужденным за активное участие в националистической банде ОУН — УПА сроком на 25 лет.

В результате разнузданной пропаганды заключенных бендеровцев и бездействия руководства Горного лагеря, а также прошедшей амнистии, не коснувшейся заключенных Горного лагеря, заключенные 4-го и 5-го лагерных отделений 26 мая с. г. на работу не вышли, отказались выполнять распоряжения лагерной администрации и выставили категорическое требование о выезде Московской комиссии.

Кроме этого, к массовым беспорядкам заключенных послужило и то обстоятельство, что 25 мая с. г. за неподчинение охране при конвоировании был убит один заключенный 4-го лагерного отделения.

26 мая с. г. при переговорах с соседней женской зоной с заключенным 5-го лаготделения было незаконно применено орудие, в результате 7 заключенных 5-го лагерного отделения были ранены».

(Из докладной записки о работе комиссии МВД СССР в Горном лагере гор. Норильск. Министру внутренних дел Союза ССР Генерал-полковнику тов. КРУГЛОВУ С.Н. 1 сентября 1953 года)

Очень интересный документ, почитайте его до конца, по возможности, он опубликован в Интернете.

Из описанных далее событий в нем, нам показалась вызывает особый интерес факт, что многие заключенные сами выходили из «восставшей» зоны и при возвращении обратно устраивали пикеты у входа и требовали не допускать в зону наиболее отличившихся организаторов беспорядков.

Практически по такому же сценарию происходили аналогичные события в Речном лагере города Воркуты:

«На 29 июля 1953 года из имеющихся в Речном лагере 17 лагерных отделений заключенные отказывались выходить на работу и проявляли массовое неповиновение лагерной администрации в 6 лагерных отделениях, в которых содержалось 15.604 заключенных.

Эти события возникли не внезапно. Задолго до этого наиболее враждебный элемент заключенных стал группироваться и проводить работу среди заключенных в направлении срыва производственной программы по добыче угля на шахтах и массового неповиновения лагерной администрации.

Еще в июне с. г. со стороны заключенных имели место случаи групповых отказов от выхода на работу и неподчинения требованиям лагерной администрации.

В ночь на 30 июня с. г. в шахте «Капитальная» были обнаружены листовки с призывами к заключенным «Не давать угля», «Свободу заключенным».

В этот же день в производственной зоне шахты № 40 на стене была обнаружена надпись: «Не давать угля, пока не будет амнистии».

Аналогичные надписи стали появляться на вагонетках, выходящих из шахты на поверхность. Вагонетки с такими надписями выходили из шахты на поверхность пустые, без угля.

17 июля с. г. на шахте «Капитальная» группа заключенных тяжело избила десятника заключенного ЕДНОБИКА за то, что он призывал заключенных прекратить саботаж. В связи с этим, в тот же день все десятники второй смены, из-за боязни расправы над ними, спускаться в шахту отказались.

19 июля с. г. во втором лагерном отделении заключенные в количестве 350 человек отказались выйти на работу и потребовали прибыть к ним начальника Управления лагеря и прокурора. Прибывшим начальнику Управления лагеря и прокурору заключенные заявили, что они свои требования им излагать не желают, так как на месте их вопросы решить все равно никто не может и они никому не доверяют, поэтому требуют приезда в Воркуту представителей Правительства и ЦК КПСС.

21 июля с. г. в зоне первого и шестого лагерных отделений были обнаружены листовки с требованиями о полной амнистии. Листовки подписывались «Комитет действия».

22 июля с. г. во втором лагерном отделении заключенные первой и второй смены в количестве 1500 человек отказались выходить на работу в шахту № 7, заявив: «Пока не прибудет в Воркуту представитель ЦК КПСС, на работу не выйдем».

На следующий день число отказчиков от работы в этом лагерном отделении возросло до трех тысяч человек».

(Из доклада о работе комиссии МВД СССР в Речном лагере МВД в г. Воркуте Министру внутренних дел Союза ССР генерал-полковнику товарищу КРУГЛОВУ С. И. 2 августа 1953 г.)

И здесь не обошлось без участия заключенных:

«В шестнадцатом лагерном отделении заключенные сами связали организаторов и руководителей волынки, привели их к администрации лагерного отделения, заявив, что они не хотят участвовать в саботаже и просят убрать от них этих саботажников. После этого заключенные шестнадцатого лагерного отделения волынку прекратили и вышли на работу».

(там же)

В обоих случаях имелись жертвы со стороны заключенных:

В Горном лагере Норильска - убито 11 человек, 14 человек были тяжело ранены, из которых 12 умерли и 22 человека легко ранены.

В Речном лагере Воркуты было убито 42 и ранено 135 заключенных, из них 83 человека ранены легко.

В обоих случаях уточнялось: «В числе убитых и раненых, в основном, оказались организаторы и активные участники саботажа и массового беспорядка».

А вот и выводы комиссий, которые легко спутать друг с другом и приходится указывать их происхождение.

Комиссия событий Горного лагеря г. Норильск:

«Формами борьбы за эти требования организаторы волынки избрали массовый отказ от работы, компрометирование работников лагеря, используя для этого ошибки и недочеты в работе отдельных работников лагеря, а также заявления о том, что все заключенные осуждены неправильно и являются жертвами органов МГБ и МВД.

Одной из причин, которая облегчила организаторам саботажа привлечь на свою сторону значительную массу заключенных, является грубое обращение с заключенными со стороны работников охраны и работников надзирательской службы, а также невнимательное и бюрократическое отношение со стороны лагерной администрации к жалобам и заявлениям заключенных».

Комиссия событий Речного лагеря г. Воркута:

«Формами борьбы за эти требования организаторы волынки избрали массовый отказ от работы, компрометирование работников лагеря, используя для этого ошибки и недочеты в работе отдельных работников лагеря, а также заявления о том, что все заключенные осуждены неправильно и являются жертвами органов МГБ и МВД.

Одна из причин, которая облегчила организаторам саботажа привлечь на свою сторону значительную массу заключенных, является грубое обращение с заключенными со стороны работников охраны и работников надзирательской службы, а также невнимательное бюрократическое отношение со стороны лагерной администрации к жалобам и заявлениям заключенных».

Схожесть документов не удивительна, ведь пять человек подписавших их участвовали в обоих комиссиях, а полковник М. Кузнецов, вошедший в это число, возглавлял первое (Норильское) из них.

Очень жаль, что мы не знаем мнение руководства и сотрудников Горного и Речного лагерей о работе этих комиссий. Забегая вперед скажем, что после таких же событий в 1954 году в Степлаге, после которого подобная комиссия также сделала весьма схожие выводы, наслушавшись жалобы «восставших», которые едва ли не вышибли слезы у самого начальника ГУЛАГа И.И. Долгих. Но работа самой этой комиссии вызвала крайнею отрицательную оценку сотрудников Степного лагеря, которые в своих выступлениях отмечали незнание членов комиссий условий работы в лагерях и действий контингента.

И действительно, комиссиям разбирающимися с имевшими место событиями в лагерях ГУЛАГа, стоило было призадуматься об их четкой организации, массовости и очередности.

Если заключенные сидели в лагерях, то это вовсе не означало, что они не имели связь с внешним миром, где остались их единомышленники.

Да и сами заключённые были не чета политическим «врагам народа» тридцатых годов, многие из которых были просто оклеветаны, теми же врагами. Заключенные ГУЛАГа 40-50 годов были в основном отпетые враги советской власти с оружием в руках пытавшиеся физически уничтожить ее и безвинное мирное население, совершивших преступления, которые квалифицировались Нюренбергским процессом, как преступления против человечества.

Они были готовы любой ценой продолжить борьбу против своего ненавистного врага, но только один метод борьбы был в их положение доступным – саботаж. Приостановить работы, имеющие большое экономическое значение для страны и тем самым нанести урон в ее восстановление и развитие.

Повода для активизации таких действий было два:

Во-первых, арест и «разоблачение» Л.П. Берия как врага народа. Это давало им повод говорить о том, что все, кто был арестован и осужден во времена «бериевщины» являлись жертвами ее проявлений.

Во-вторых, ожидалась большая амнистия для осужденных: не представляющих из себя особой социальной опасности для общества, инвалидов, малолетних преступников, а также частичный пересмотр осужденных по политическим статьям.

Что же это могло означать для заключенных ГУЛАГа.

А могло это означать только то, что после этого в лагерях могли остаться только отъявленные уголовники, чьи дела не пересматривались ни при каких амнистиях. А также изменники родины, бандеровцы и «лесные братья» Прибалтики. И вот бы они выясняли, кому лес валить, да уголек добывать, а кому на нарах за счет других трудовые зачеты себе начислять.

Перспектива была конечно не радужная, но пока всякая для них «шушера» была в зоне, почему бы прикрываясь ими, не поставить палки в колеса советской экономики. Почему бы снова не заявить о себе, как о реальной силе.

Да, мы уверены, это был заговор. Заговор нанести экономики страны урон.

Мы понимаем недоверие читателя. Мол, о каком заговоре могла идти речь? Восстание было, как автор указывает, только в двух лагерях. В том же Степлаге оно произошло только в 1954 году, а о подобных явлениях в других лагерях мы не упоминаем.

Да, не упоминаем, поскольку, не имеем документальных подтверждений этому. Но уверены, попытки таких «восстаний» в них были, как и была такая попытка в Степлаге все-таки в 1953 году, о которой нигде, и никто не упоминает.

Вот выписки из протоколов партийных собраний по этим событиям:

«Всем известно, что 8-го ноября 1953 года в 6-м лаготделении произошел массовый переход заключенных мужчин в зону заключенных женщин. Это выступление заключенных сопровождалось неповиновением лагерной администрации. Оперативная часть 6-го лаготделения располагала данными о массовом выступлении заключенных, но мер к предотвращению этого выступления принято не было».

(КГУ ГАКО Фонд 900 Опись 32 дело 2 Приложенный к протоколу №15 доклад секретаря партийного бюро тов. Ч-ва стр.44)

«Ш-га – По 6 лаготделению в смысле режима положение там катастрофическое. Режим находится на низком уровне и допущен случай массового неповиновения контингента лагерной администрации.

8.11 был массовый переход мужчин и женщин. Находящиеся в это время в зоне надзорсостав, работники режимной и оперативной частей не смогли своевременно принять меры и предотвратить волынку. В праздничные дни штаб был закрыт, тов. Ш-рин найдя тов. Т-ова на вечеринке доложил ему об этом, однако тов. Т-тов не пошел, а направил Ш-ина. Который получил от заключенных побои. Этот факт и работники режимно-оперативной части скрыли от руководства лагеря.

14.10. Начальник надзорслужбы тов Е-ов подвергся оскорблениям со стороны заключенной Б-нко, которая нанесла ему удар. Е- ов заявляет, что руководство не приняло своевременно мер, не разобрало этого факта и он будет писать в ЦК партии. Об этом факте тоже не сообщили вовремя.

З-ев - …работники 6 лаготделения возомнили о себе, не хотят выносить сор из избы. Работники этого лаготделения притупили бдительность, разгласили о пересмотре дел заключенных (Обратите внимание! Прим. автора). Не случайно надзирателей и даже офицеров избивают заключенные, не случайно женщины, заключенные через забор, проникают в мужскую зону».

(там же из прений по докладу)

Очень оригинальные свидетельства мы читаем уважаемые читатели!

Вот бы советская заключенная ударила ангела-эсэсовца надзирателя Освенцима, а тот бы обратился с жалобой в «ЦК» партии на имя Бормана!

Совсем недавно я прочитал свидетельство, как в одном немецком концентрационном лагере расправились с пятью советскими заключенными отказавшихся работать. Их привели к известным печам, расстреливали там и тут же тела сжигали. Последней была женщина, которую один из офицеров ударил рукой по лицу. В ответ она плюнула на него. Взбешенный ангел-эсэсовец вместе со своими друзьями ангелами сжег ее в печи живой...

Кое-кто из руководства Степлага правильно понимал ситуацию и верно ее оценивал:

«О-кин (парторганизация Управления лагеря) – Почему все, в том числе члены бюро и рядовые коммунисты решили скрыть от руководства лагеря этот позорный случай. Вы что, забыли с кем имеете дело? Вам что поручено руководить инвалидной артелью Коопсоюза или лагерем, где содержатся шпионы многих иностранных разведок с мировой известностью. Вы что не знаете о июльских волынках в ряде лагерей? Вы забыли, что главари этих волынок содержатся у нас? Спрашивается, откуда у вас появилась столь преступная беспечность?»

(там же)

Мы уверены, что в документах партактивов других лагерей ГУЛАГа есть не менее убедительные документы о намерениях и действиях врагов народа 40-50-х годов в 1953 году.

А что касается Степлага, то события осени 1953 года не переросли в «восстание», только потому что жаждущие хоть как-то отомстить советам лагерники были «обескровлены» высылкой основных таких сил в Горный лагерь, где они и проявили себя в полной мере. А пока это была лишь предтеча будущих событий 1954 года, то есть предшествовала им.

 

Категория: Мои статьи | Добавил: millit (20.11.2017)
Просмотров: 8 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: