Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 152
Главная » Статьи » Мои статьи

СТЕПЛАГ. Восстание, которого не было Глава 24

                                                 

Глава 24

Контингент Степлага образца 50-х годов

Обратимся, наконец, к самому контингенту лагеря Степлаг, которое измученное каторжным трудом за кусок хлеба и стакан воды, не выдержав таких мучений подняли в 1954 году восстание.

Мы уже вскользь упомянули о них в предыдущей главе и поэтому продолжим их представление и вновь обратимся к документам Степлага. Начнем с того самого «бунтарского» 1953 года:

«Из 13 бандпроявлений.. имевших место в 1952 году восемь были допущены с убийством бригадиров и хорошо работающих заключенных. Из восьми убийств, семь убийств совершено в 3 лаготделении».

(КГУ ГАГЖ Из доклада Начальника Управления Степного лагеря МВД СССР Ч-ва «Об итогах хозяйственной деятельности лагеря за 1952 год и задачи на 1953 год» стр. 24)

«З-ев (парторганизация управления) – В 1953 году было 10 случаев бандпроявлений и одно убийство, но все же по сравнению с 1952 годом оперативные части лаготделений работали лучше».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 35 дело 6 Протокол №2 стр.33 Собрание партийного актива Степлага от 7 февраля 1954 г.)

«В течение 1953 года было допущено два побега и одно убийство заключенного в жилой зоне.

Побег с объекта строительных работ, заключенных К-ва и Г-ва 16 марта 1953 года и убийство заключенного Ю-ис в жилой зоне 4 сентября 1953 года, имели с местов работы в 3-лаготделении.

Побег заключенного К-ина 10 июля 1953 года был совершён с объекта работы 2-ого лагерного отделения».

(там же. Из доклада «Об итогах хозяйственной деятельности Степного лагеря за 1953 год»)

«Тов. К-нов – Состояние лагрежима почти такое же как в лаготделении. Заключенный ударил надзирателя и заключенный получил только 7 суток карцера, необходимо пресечь эти факты. 24 декабря 53 года более 200 человек не прошли обыска. Не подчинились надзорсоставу».

(там же)

«З-ев. Не случайно надзирателей и даже офицеров избивают заключенные, не случайно женщины-заключенные через забор, проникают в мужскую зону».

(там же)

«Тов. Г-нь: Обстановка в 1-м лаготделении сложилась в последнее время такая сложная потому что не было взаимодействия. Со стороны оперчасти просмотрели националистические формирования. Имеются избиения бригадиров, появились листовки и оказался контингент запуган ими и в последнее время было избиение бригадира К-ва. Поэтому необходимо вскрыть эти формирования (стр.2)

Тов. Др-н: Я недоволен приездом комиссии, которая здесь была, она не учла все наши вопросы.

Тов. В-ев: Итоги 1953 года говорят, что недостатки в режимной и оперативной имелись довольно серьезные. Было допущено два побега заключенных и ряд массовых неповиновений со стороны заключенных лагеря администрации».

(КГУ ГАГЖ Протокол от 19 февраля 1954 года)

На собраниях разбирались дела начсостава лаготделений, которые допускали такие проявления:

«Суть дела

К-ов, рождения 1923 г..зам начальника 6-го лаготделения…ст. лейтенант…..не обеспечил должного руководства оперативно-режимной работой в лаготделении, в результате чего были допущены факты грубого нарушения режима и беспорядков в зоне… Не принимал должных мер к пересечению неповиновения заключенных администрации лаготделения и по факту нанесения побоев заключенными надзирателям и офицерскому составу лаготделения. Не информировал руководство Управления лагеря о неблагополучном положении в лаготделении».

(КГУ ГАГЖ Фонд 496 опись31 дело 6 стр. 3 Протокол заседания партийной комиссии при политотделе Степлага МВД от 5-го января 1954 года)

«Суть дела

З-ов В. И. рождения 1913 нац. русский, из рабочих, нач. опер части 6-го лаготделения Степлага звание капитан…не проводил должной профилактической работы по предупреждению грубых нарушений режима и массовых неповиновений заключенных. Не принимал нужных решительных мер по выявлению участников неповиновения и избиения надзорсостава и офицерского состава заключенными».

(там же)

«Борьба с нарушителями лагерного режима не ведется, а тов. С-ков ведет систему амнистирования заключенных, поэтому заключенные не выполняют требования надзорсостава, поэтому они избили Ш-на и другие примеры. Все нездоровые явления перерастают в большие дела. Ведомость на выдачу денег солдатам военной части в зоне и, следовательно, заключенные узнали о количестве солдат».

(КГУ ГАГЖ Из доклада Начальника Управления степного лагеря МВД СССР «Об итогах хозяйственной деятельности лагеря за 1952 год и задачи на 1953 год стр.24»

«Р-ов (парторганизация Управления) – О том, что мы в 1953 году лучше работали, чем в 1952 году, я имею в виду оперативный и режимных работников, нельзя, так сказать. Такого массового запугивания хорошо работающей части заключенных со стороны бандитствующего элемента, такого массового неповиновения среди заключенных граничащих с волынками и массовых отказов от бригадирства заключенных не было, как это имеет место сейчас в лагере».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 35 дело 6 Протокол №2 стр.33 Собрание партийного актива Степлага от 7 февраля 1954 г.)

То, что такие явления, спровоцированные послевоенным контингентом, имелись во всех лагерях ГУЛАГа убедительно свидетельствуют обязательные расписки во всех личных делах заключенных такого образца:

«Расписка

Настоящая расписка дана мною заключенным Ц., что мне объявлен Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1953 г. «О Мерах по усилению борьбы с особо злостными проявлениями бандитизма среди заключенных в исправительно-трудовых лагерях»

  • 1953 г. ПОДПИСЬ»

(КГУ ГАКО Из личного дела, заключенного Степлага Ц. стр.48)

Указ этот был очень короткий и простенький, но весьма конкретизирующий. Видимо существующее положение в лагерях кое-кого допекло:

«Президиум Верховного Совета СССР. Указ от 13 января 1953 года «О мерах по усилению с особо злостными проявлениями бандитизма среди заключенных в исправительно-трудовых лагерях»

В целях усиления борьбы с особо злостными проявлениями бандитизма среди заключенных в исправительно-трудовых лагерях Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

Установить, что дела об особо злостных бандитских нападениях, сопровождающихся убийствами (статья 59.3 Уголовного Кодекса РСФСР и соответствующие статьи уголовных кодексов других союзных республик), совершаемых заключенными, содержащимися в исправительно-трудовых лагерях, подлежат рассмотрению в военных трибуналах войск МГБ СССР и в специальных судах.

Допустить применение к виновным в этих преступлениях смертной казни как высшей меры наказания».

И вот наступил исторический для Степлага 1954 год. Вот как это комментирует один из руководителей лагеря:

«В 1954 год Степной лагерь вступил с отдельными и часто повторяющимися случаями грубого нарушения лагерного режима заключёнными выражающегося в массовом неповиновении лагерной администрации, в массовом невыходе на работу, в избиении честно работающих заключенных бандитствующим элементом.

Вследствие не принятых надлежащих мер к изоляции бандитствующего контингента, прибывшего из других лагерей и участвующих там в разного рода волынках и слабой оперативной-профилактической и режимной работе в 1 лагерном отделении представилось возможным организоваться в так называемые украинско-националистическое формирования, которые проводят вражескую деятельность среди заключенных, организуют саботаж и другие виды выступлений, в том числе и массовый невыход на работу, применяя в своих действиях избиения и запугивание честно работающих заключенных.

25 декабря 1953 года из 2-го лагпункта 1-го лаготделения не вышло на работу в шахты 160 заключенных, а в первых числах апреля 1954 года в течение 4-5 дней не выходило на работу из этого лагерного пункта около 2000 заключенных. Также имело место отказа от выхода на работу заключенных в 3 лагерном пункте и попытка к невыходу на работу в 1 лаготделении в 1 лагпункте.

Первым сигналом начала этих массовых неповиновений лагерного контингента явился организованный саботаж на объектах работ под разными предлогами: не спускались в шахту, не выходили из шахты, не заходили в жилую зону, чем срывали вывод на работу заключенных других смен и в свою очередь срывали выполнения плана по добычи медной руды.

14-15 апреля с.г. во втором лагерном отделении не вышли на работу все заключенные. Причиной этому послужило учиненная ими провокация, что якобы конвоем был избит заключенный Т-ник, который перелез запретную зону».

(КГУ ГАГЖ Фонд 900 опись 32 дело 2 Приложенный к протоколу №15 доклад секретаря партийного бюро тов. Ч-ва стр.44)

«Тов. К-нов: Надо сказать, что меры с отказчиками от работы принимаются, за 20 дней января за отказ от работы было водворено в карцер 45 человек, но у нас отказчиков много, вот в 1-м лагпункте 400 человек, около 300 человек во 2-м лагпункте…

Хочу официально завить партийному собранию, что заключенные Т-ук, М-кий, Г-ив готовятся совершить надо мной убийство, я не знаю, что имеет на этот счет оперативная часть.

Тов. К-ов: Мы годами не проверяем личные вещи заключенных и не знаем, что там хранится.

Тов. Т-ин: В период зимних условий мы работали плохо, расшаталась трудовая дисциплина, так как неработающие получают то же самое. Что и работающие».

(КГУ ГАГЖ Протокол №15 стр. 1 Открытое партийное собрание собрания парторганизации 2 лаготделения 25 января 1954 г.»

«Тов. К-нов: В этом году за 1-й квартал у нас 234 нарушений со стороны заключенных, а если бы наказали не 234, а в два раза больше, у нас порядка было бы больше.

Тов. Я-ко - За последнее полугодие наше лагерное отделение явилось сбором всего бандитствующего, неработающего элемента. Партийное бюро и партийная организация не допустили чрезвычайных происшествий, массовых неповиновений».

(КГУ ГАГЖ Протокол №20 стр. 26 Отчетно-выборного партийного собрания 2-го лаг отделения степного лагеря МВД СССР от 14 апреля 1954 г.)

Очень сильное впечатление производит доклад О-на на одном из партийных собраний:

«И вполне естественно, что раз не работали мы, значит работали за нас, но настраивали заключенных против нас, готовили к срыву всех проводимых Советским правительством мероприятий. (карандашом кто-то приписал – религиозники, ОУН, бендера Прим. автора)

Если учесть, что в ряде подразделений оперативный состав со своими задачами справляется явно неудовлетворительно, то приходится не удивляться, что активные деятели ОУНовского подполья, руководители волынок в других лагерях, отъявленные враги советского государства и за стенами, на которые много надежд возлагают наши руководители, сумели объединить вокруг себя значительную массу заключенных.

Надо быть слепым, или сознательно закрывать глаза на действительность, чтобы не понимать, что в ряде лагподразделений руководителями являлись ни те товарищи, кто номинально значатся, а заключенные, и непросто заключенные, а ярые наши враги…

Явный саботаж на производстве тоже нельзя считать случайностью. Стране нужна медь. Во всю ширь стоит задача увеличения производительности труда, а в шахтах безнаказанно орудуют бендеровцы, терроризируют честно работающих, избивают и даже убивают лояльно настроенных и выполняющих нормы выработки. А руководители лагподразделений и оперативный состав заняли роль беспомощных наблюдателей. Предупредить происшествий мы не можем и по совершенным террористическим и диверсионным актам виновников найти не способны. Больше того. Люди до сих пор утешают себя ложным мнением, что обстановка сложная. Этот самообман…дорого обходится государству….

Многие наши работники преступно халатно относятся к своим обязанностям. А руководители не вникают в их работу, не контролирующих. Больше того, такие участки как цензура, прохождение жалоб заключенных, работа связи и другие считаются мелочью незаслуживающей внимания. Хотя фактически эти участки делают нам погоду в настроениях заключенных. Плохая работа этих служб противопоставляет контингент нам, а этим умело пользуются отъявленные враги и мобилизуют заключенных на срыв проводимых нами мероприятий. Разве можно считать нормальным, когда заключенные не получают ответа на ряд своих жалоб и заявлений….

В результате мы имеем у тов. С-ва 850 писем на языках народностей СССР, которые лежали в течение полгода. Столько же времени у него лежали 1000 писем на русском языке. Если бы политотдел не вмешался, то они и сейчас не были доставлены адресатам….

В то время. Как политотдел ведет работу по разъяснению заключенным проводимых в жизнь мероприятий, тов. М-ков на вопрос заключенных, есть ли здесь Советская власть? Отвечает, что нет Советской власти!

Конечно, у нас много работников правильно поняли эти изменения в жизни лагеря и не робко приступили к проведению их в жизнь. К такой категории относится тов. Г-ков, который не требовал письменной гарантии, а поехал в Балхаш и взялся за проведение в жизнь этих мероприятий (имеется в виду как один из начальников на приказ о снятие номеров с заключенных потребовал письменной гарантии приказа – Прим. автора) не просил письменного распоряжения и тов. А-ев. Не испугался выступления перед заключенными и тов. Б-ев, он не вдавался в оценку моего выступления, а занялся анализом результатов и принес справку о том, что заключенные реагируют на проводимые мероприятия. А реагируют они положительно для нас. Больше 80% желают работать и требуют полной нагрузки…..

Необходимо немедленно повести широкую разъяснительную работу…искривлениями в исправительно-трудовой политике, грубостью, оскорблениями заключенных, уничтожающими человеческое достоинство….

Известно, что основная масса контингента хочет честно работать, и что далеко не все злостные саботажники изолированы, поэтому неотложной задачей является оградить честно работающих заключенных от преследования уголовно-бандитствующим элементом. И в ближайшие дни закончить работу по изоляции уголовного рецидива. Водворить их на строгий режим и ускорить оформление материалов для перевода в тюрьму…..

Комплекс этих мероприятий безусловно предполагает создание вполне нормальных жилищно-бытовых условий заключенным в каждом лагерном подразделении, обеспечение их продовольствием, вещь довольствием, своевременной выдачей заработной платы и личных денег».

(КГУ ГАГЖ Из доклада собрания партийного актива парторганизации Степлага МВД

«О задачах партийной организации по выполнению Постановления ЦК КПСС от 12 марта 1954 года»)

«Проносятся в зону острорежущие предметы и беспрепятственно совершаются бандитские проявления и группа, которая орудует этим делом, до сих не выявлена, а «главари» остаются безнаказанными. Более того, у надзирателей 3-го отделения появилась боязнь отбирать у рецидивистов острорежущие предметы, встав на путь уговоров, заключенных».

(КГУ ГАГЖ Фонд 498 опись 35 дело 2 Из доклада «О повышении бдительности и сохранение государственной тайны» стр. 214)

А вот отрывки из документов, когда уже до «восстания» остались считанные дни:

«С-ев (парторган управления лагеря) – мы должны поставить вопрос в ближайшее время перед Москвой об очистке лагеря от балласта, кроме того необходимо провести следующие мероприятия:

1.Создать в лагере штрафное подразделение, где сосредоточить всех дезорганизаторов

2.Решить вопрос о 5 лаготделении (Теректы), где сосредоточить инвалидов, этим самым разрядим обстановку в других лагподразделениях.

3.Ускорить оформление дел на тюремный режим всех нарушителей лагерного режима».

(КГУ ГАГЖ Протокол №3 Собрание партийного актива Степлага МВД СССР от 24 апреля 1954 г. стр.108)

«Тов. А-мов: Обстановка в лагерном отделении не очень важна, если взять на 3-м лагерном отделении-дисциплина среди заключенных отсутствует. Не были бригадиры и не выход на работу большинства заключенных. С пребыванием контингента с Камышлага обстановка среди заключенных совсем изменилась, последние данные избитие работников лагерной обслуги и разные призывы среди заключенных (беречь силы и т.д.). Для улучшения режима и положения в лагерном отделении человек 100 отправить в тюремный режим в другие лагерные отделения.

Г-ак: По случаю бандитского проявления в 1-ом лагерном пункте – мы изолировали подозрительных заключенных. Все это осветило обстановку в 1-ом лагерном пункте, это нужно было сделать раньше.

Тов. А-ев: Я хочу пополнить обстановку по 1-му лагерному пункту среди заключенных в связи с избиением одного заключенного из восточной нации, в настоящее время восточные нации активизируются-подготавливают ножи, и др. инструменты. На 3-м лагерном пункте много пополнения - поэтому изучения на 3-ем пункте лагерном пункте удается очень трудно. Среди контингента на 3-м лагерном пункте много нового и старого идет борьба для завоевания командного положения. Работники 3-го лагерно пункта мало уделяют внимания 3-му лагерному пункту.

Тов. Т-ник: Я хочу поставить в известность партийное бюро. В настоящее время бараки не закрываются, много заключенных после проверки ходят куда попало, а надзиратели по - прежнему несут службу находясь в проходном помещении, поэтому произошли два случая бандпроявления».

(КГУ ГАГЖ Протокол №4 стр.56 Заседание партийного бюро первичной парторганизации 2-го лаг отделения Степлага МВД от 12 мая 1954 г.)

Вот такая была общая ситуация в лагере и такой был контингент в Степлаге перед событиями мая-июня 1954 года.

Вот кого сегодня некоторые историки и исследователи пытаются представить нам «белыми и пушистыми», невинными жертвами сталинизма, организуют в честь них на уровне государственных мероприятий митинги, устанавливают памятники, заполняют публикациями все СМИ, и самое отвратительное – учат этому наших детей в школах и ВУЗах, прославляя тех, кто убивал и уничтожал их дедов и прадедов заплативших высокую цену за самое дорогое, что должно остаться в памяти этих детей – Победа над германским фашизмом.

Позже событий в Степлаге, многие из тех, чьи выступления мы процитировали в протоколах вновь вернутся к анализу состояния лагеря и работы с контингентом перед «восстанием», но это будут уже запоздалые мнения о том, что можно было сделать и чего нельзя было делать, чтобы его не было. И мы, вместе с вами, уважаемые читатели просмотрим эти мнения.

Мы полагаем, что после событий в ноябре 1953 года, когда у врагов советской власти сорвался план саботажа в Степлаге, его руководство слишком успокоилось и даже не приняла должных мер по устранению явных недостатков в лагере. Но об этом мы поймем также уже после произошедших событий умиротворенные заверениями руководства Степлага:

«Мы с вами находились на краю провала и только указанное решение ЦК, и некоторые меры, проведенные нами во исполнение его, предохранили наш лагерь от массовой забастовки, которая по замыслам организаторов, по масштабам подготовки была значительно большей, чем это имело место в других лагерях и по последствиям своим неприятная».

(КГУ ГАГЖ Протокол №2 Собрание партийного актива Степлага от 7 февраля 1954 г. стр.128)

Тогда еще они не знали, что этот провал ждет их впереди.

Категория: Мои статьи | Добавил: millit (20.11.2017)
Просмотров: 9 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: