Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 152
Главная » Статьи » Мои статьи

СТЕПЛАГ. Восстание, которого не было Глава 28

                                               

Глава 28

Нацисты в борьбе с оппозицией

Появление Кузнецова для бандитов и националистов стал как гром среди ясного неба.

Трудно понять, как этот человек практически сразу взял узды правления в свои руки и все дальнейшие события с 18 по 25 мая проходили под его руководством.

Вот что он пишет в своем Сообщение на имя зам. министра С.Е. Е-ва и членам комиссии МВД СССР и Прокуратуры СССР:

«Днем 18-го и 19/V-54 г. появились воззвания на стенах и дверях столовых, призывающие к действию антисоветского характера и национальной розни.

Очень многие заключенные, видя это и будучи не согласны с подобными действиями, нуждались в человеке, который бы предотвратил угрозу.

4. Не разделяя взглядов и направления действий, а также в целях наведения порядка и дисциплины в лагере в отсутствии администрации лагеря, в целях сохранения материальных ценностей, складов, ларьков и столовых от разрушения, разгрома в виде массового хищения, мародерства и возможного насилия над женщинами — я выступил 18-го и 19/V-54 г. на площади 3-го лагерного пункта с запрещением пагубных действий, приказал сорвать порочные воззвания со стен и запретил повторный переход огневых зон из мужских лагпунктов в женский. Высказал свою мысль обратиться с устной и письменной просьбами к администрации лагеря:

1) Не посещать зоны до приезда правительственной комиссии по расследованию случая применения огня по заключенным 16–17/V-54 года.

2) Снять огневые зоны в целях недопущения возможного повторения кровопролития и др., что было принято заключенными, а исполнение поручено заключенным Г-ло Николаю и Д-ну Михаилу.

5. Получив удовлетворительный ответ от администрации лагеря и сообщение о вызове правительственной комиссии, встал вопрос об избрании лагерной комиссии и ее участии при расследовании событий 17/V-54 года».

(«Сообщение» Кузнецова)

Это была полная неожиданность для организаторов «восстания», которые были участниками подпольного штаба оуновцев, чью ведущую роль не отрицали ни Солженицын, ни другие исследователи.

Из подполья они выходить опасались, привыкшие больше бороться с беззащитным мирным населением. И на то они и «подпольщики» что им пришлось первый этап избрания и работы комиссии от заключенных провести в роли наблюдателей.

Кузнецов воспользовался этой ситуацией с лихвой. В комиссию, в которую вошли по два представителя от каждого лагпункта (из трех лагпунктов всего 6 человек). Это были, по его показаниям: «…более сознательные люди и гуманные в своих намерениях: Кузнецов, Макеев, Батоян, Чинчиладзе, Шиманская и Бершадская».

(«Сообщение» Кузнецова)

И соответственно и первые требования которые предъявила комиссия на переговорах 20 мая 1954 года к представителям власти во главе с министром внутренних дел Казахской ССР Г-ным, зам. нач. ГУЛАГа т. Б-вым и др. кроме требования разобраться с законностью применения оружия во время прошедших событий, содержали в себе вполне жизненно важные для всех заключенных вопросы такие как пересмотр дел политзаключенных, условий содержания и труда.

Представители власти не только обещали выполнить эти требования-просьбы, но также со слов Кузнецова ими было: «…сообщено об Указе Президиума Верховного Совета СССР и приказе министров МВД, прокуратуры и юстиции «О досрочном освобождении лиц, совершивших свои преступления до 18-летнего возраста, и об освобождении инвалидов», заключенные с воодушевлением вышли на работу и в полном составе работали 21–24/V-54 года на всех объектах».

(«Сообщение» Кузнецова)

И большое начальство поспешило рапортовать в Москву:

«По переданному из Джезказгана сообщению начальника УМВД Карагандинской области полковника К-ова, к утру 21 мая порядок в 3-м лаготделении Степлага восстановлен. Абсолютное большинство заключенных вышло на работу. Всего убитых оказалось 18 человек, раненых 70, последним оказывается необходимая медпомощь. Проводятся мероприятия по выявлению и изоляции основных виновников — организаторов беспорядков.

Заместитель министра внутренних дел Каз ССР полковник Ю-ОВ»

(Из книги: «ГУЛАГ (Главное управление лагерей)1917–1960»)

Воспользовавшись моментом они сразу же организовали перевод большего числа уголовного элемента на новое место отбывания наказания в 70 км от этих мест.

Это было очевидное поражение организаторов мятежа. Но националисты не сдались. Понимая, что больше такого шанса не будет они вынуждены были: вывести из подполья несколько своих представителей, чтобы через них объявить свое недоверие существующей комиссии; возобновить неповиновение пообещав оставшейся уголовной братве полное покровительство и союз; выдвинуть новые требования часть которых была просто невыполнимой в рамках существующего законодательства, чтобы поставить власти в тупик.

24 мая, после работы, они организовали новый пролом между лагпунктами, а на протесты комиссии заключенных, в ночь на 25 мая заявили о ее низложении и переход руководства по сопротивлению администрации в свои руки. Однако позже передумали и объявили лишь о «переизбрание комиссии» куда в первую очередь протащили двух своих ярых ставленников- Слученкова и Келлера.

Таким образом состав комиссии теперь выглядел следующим образом:

Кузнецов, Макеев, Авакян, Слученков, Келлер, Суничук, Кнопмус, Супрун и Михалевич. То есть оуновское подполье в ней не только укрепилось, но и почти полностью прибрало контроль над мятежом в свои руки.

Они оставили Кузнецова на должности председателя комиссии для переговоров, а сами стали рьяно готовиться к вооруженному сопротивлению и пропаганде своей идеологии, запугивая, арестовывая, пытая несогласных.

Кузнецов не уделяет много внимания этому «дворцовому перевороту», но прочитанные нами рукописные показания очных ставок следствия, после окончания мятежа свидетельствуют, что все было очень даже драматично для Кузнецова и его товарищей.

Эти показания написаны следователем хорошо известными нашему поколению двухцветными карандашами (красным и синим с двух сторон), фамилии авторов ответов которых угадываются по цвету, которыми они написаны в начале допроса. Например, Кузнецов – красным цветом, Суничук – синим цветом.

Вот только некоторые показания Кузнецова на этих очных ставках:

«24. V- вечером производился разлом ограждения зоны лагпунктов. Здесь Келлер в присутствии Слученкова заявил, что комиссия распущена, за беспорядки отвечаем мы. А ночью Келлер разбудив меня об этом предложил рассказать прав. комиссии, чего мы договорились с Макеевыым, думали не осуществлять».

«в 3 часа в помещение 1 лагпункта демонстративно вошли Келлер. Слученков, Кнопмус, Суничук Емельян, Михалевич.

Келлер предложил, что «Вот комиссия от народа».

«Якобы говорил Слученков: «Мы вам не доверяем, а доверяем западным украинцам, с которыми мы объединены и выработали обращение к заключенным».

«25.V- на вызов правит. комиссии в 10 часов, 12 часов не пошли, на 3 раз пошел я лично (2 часа дня) и разъяснил им положение дел в лагере».

Ну а начался весь этот переворот и вовсе лирично. Вот как рассказывает об этом Кузнецов на этих же очных ставках:

«24.V – во время разлома, ко мне подошел Ус и сказал: «вас падло всех надо порезать»

(КГУ ГАГЖ Фонд 89 Опись 3 Дело 19 стр. 179, 180, 181, 183, 184)

Все вернулось на круги своя и представителям властей вновь пришлось вернуться за стол переговоров на этот раз тоже более усиленным составом, который включал в себя и начальника ГУЛАГа.

Этот пополнение потребовало от спецотдела лагеря справку о членах комиссии заключенных, которая выглядела следующим образом:

«Справка спецотдела Степного лагеря МВД, составленная по личным делам заключенных — членов лагерной комиссии 3-го лагерного отделения

10 июня 1954 г.

1. Кузнецов Капитон Иванович, 1913 года рождения, уроженец с. Медяниково Воскресенского района Саратовской области, б/п, образование высшее, работал до 1948 года агрономом райсельхозотдела Ростовской области. Осужден по ст. 58-1«б» УК РСФСР на 25 лет. В мае 1942 года Кузнецов попал в плен; находясь в Перемышленском лагере военнопленных, вступил в связь с зонденфюрером Райтером, по рекомендации которого в октябре 1942 года был назначен на должность коменданта лагеря русских военнопленных. Занимался вербовкой военнопленных для сотрудничества с немцами. Принимал участие в карательных операциях против советских партизан.

2. Слученков Энгельс Иванович (лагерная кличка «Глеб»), 1924 года рождения, уроженец с. Борки Шацкого района Рязанской области, русский, образование 8 классов, осужден в 1945 году военным трибуналом 3-й ударной армии по ст. 58-1«б» к 10 годам ИТЛ. Осужден в 1948 году военным трибуналом войск МВД при Дальстрое по ст. 1 ч. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 года «Об усилении охраны личной собственности» на 10 лет ИТЛ. Осужден в 1952 году лагсудом Озерного лагеря по ст. 58-10 и 58-11 УК РСФСР — на 10 лет. Слученков в 1944 году сдался в плен немцам. Находясь в плену, в июне 1944 года добровольно поступил в так называвшуюся «Русскую освободительную армию». Прошел подготовку на курсах комсостава и в ноябре 1944 года получил звание подпоручика, был назначен старшиной резерва офицерского состава. В ноябре 1944 года стал сотрудничать с органами немецкой разведки, окончил в феврале 1945 года разведывательную школу и был переброшен в расположение частей Красной Армии с заданием вести разложение в войсках и собирать шпионские сведения. Отбывая наказание в Озерном лагере, в июне 1950 года Слученков вместе с заключенным Карелиным организовал подпольную группу «Товарищеский союз», целью этой организации являлось оказание сопротивления на случай применения репрессий со стороны советской власти к заключенным. Проводил антисоветскую агитацию и вербовал в эту организацию заключенных.

3. Кнопмус Юрий Альфредович, 1915 года рождения, уроженец г. Ленинграда, немец, образование высшее, осужден в 1945 году военным трибуналом по ст. 58-1«а» на 10 лет ИТЛ, осужден в 1951 году лагсудом Горного лагеря по ст. 58-10 ч. 1 и по ст. 19-58-2, 11 на 25 лет. Перед войной Кнопмус проживал в с. Ново-Романовка, Ставропольского края. Остался на оккупированной немцами территории и исполнял обязанности старосты села. В 1942 году добровольно поступил на службу в немецкую фельджандармерию при 371-й пехотной дивизии. В 1943 году выехал в Берлин. В 1944 году Кнопмус был арестован «СМЕРШ» на территории Польши. В 1948 году Кнопмус активно участвовал в организации восстания заключенных, имея намерение обезоружить охрану и захватить зону в свои руки.

4. Шиманская Мария Семеновна, 1904 года рождения, уроженка г. Ленинграда, русская, б/п, из рабочих, образование высшее, по специальности экономист. В 1936 году Особым совещанием НКВД СССР за троцкистскую деятельность осуждена к 5 годам ИТЛ, из партии исключена, срок отбыла, после чего была направлена в ссылку в гор. Акмолинск, работала ст. экономистом на заводе «Казахсельмаш». Арестована в 1950 году за антисоветскую агитацию среди населения. Осуждена по ст. 58-10 ч. 1 и ст. 58-11 УК РСФСР на 10 лет.

5. Макеев Алексей Филиппович, 1913 года рождения, уроженец г. Чкалова, русский, из рабочих, образование высшее, до ареста работал преподавателем географии в средней школе. Осужден в 1941 году по ст. 58-10 ч. 2 на 10 лет. Осужден в 1942 году вторично по ст. 58-10 ч. 2 к 10 годам ИТЛ. Осужден в 1947 году лагсудом Степлага по ст. 58-10 ч. 1 на 10 лет.

6. Келлер Герша Иосифович, 1942 года рождения, уроженец с. Аненберг Славского района Дрогобычской области, б/п, еврей, образование низшее. Осужден в 1944 году по ст. 58-1«а» и 58-11 УК РСФСР к 10 годам ИТЛ за участие в немецко-украинской националистической организации и работу в немецкой разведке. Осужден в 1948 году лагсудом Карлага по ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4.VI.1947 года за хищение гос[ударственого] имущества на 10 лет. Осужден в 1950 году по ст. 59-3 УК РСФСР за убийство в лагере повара.

7. Авакян Артавазд Александрович, 1917 года рождения, уроженец с. Сызнак Степанакертского района АзССР, армянин, образование высшее, б/п, преподаватель педагогики и психологии в Учительском институте. Осужден в 1949 году судебной коллегией по уголовным делам по ст. 72 ч. 2 УК АзССР к 25 годам ИТЛ. В 1936 году Авакян активно поддерживал антисоветскую троцкистскую организацию в гор. Ереване. Будучи преподавателем Учительского института систематически проводил антисоветскую националистическую агитацию с явно выраженным шовинизмом.

8. Михайлевич Анна Автономовна, 1925 года рождения, уроженка с. Славка, Дрогобычской области, образование 7 классов, украинка, б/п. Осуждена в 1945 году по ст. 54-1«а» с применением Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19.IV.43 года к 20 годам каторжных работ. В 1943 году Михайлевич вступила в члены ОУН. С 1944 года по заданию ОУН Михайлевич носила эстафеты в села. В сентябре 1944 года была назначена районной ОУН старшей сельской сетки 13 населенных пунктов (женская сотня ОУН).

9. Супрун Лидия Кондратьевна, 1904 года рождения, уроженка г. Одессы, проживала в с. Биткив Надворнянского района Станиславской области, украинка, б/п, образование среднее педагогическое, работала до войны учительницей. Осуждена в 1945 году по ст. 54-1«а» и 54-11 с применением Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19. IV.1943 года к 15 годам каторжных работ. Супрун, проживая на оккупированной немцами территории, вступила добровольно в члены ОУН, имела кличку «Орел». По заданию станичного руководителя для действующей банды УПА собирала среди населения продукты питания, подготовила двух женщин в члены ОУН, изучив с ними 10 заповедей ОУН. При отступлении немецких войск занималась сбором данных о Советской Армии и передавала их подпольному центру ОУН. Ее сын, Владимир Супрун, в 1944 году ушел с немцами в составе дивизии СС».

(Из книги: «ГУЛАГ (Главное управление лагерей)1917–1960»)

Вскоре, не выдержав напряжения, понимая безысходность и невозможность влиять на такой состав комиссии, а может и действительно боясь ответственности (так считал в своих показаниях Кузнецов) вышел из зоны мятежа и стал сотрудничать с администрацией лагеря Макеев, на которого Кузнецов возлагал большие надежды, полагая, что тот доведет до сведения начальства какую деятельность он ведет в лагере (Вместо Макеева в комиссию позже был избран Семкин, герой войны, который также считается близким человеком Кузнецова).

Но этого почему-то не случилось, возможно этим как-то Макеев оправдывал свое некоторое малодушие, бросив на произвол судьбы своего товарища.

Оказавшись по ту сторону баррикад, Макеев дал свою характеристику членам комиссии заключенных, в рядах которой до недавнего времени пребывал, а также других, по его мнению, наиболее активных участников мятежа. Трудно судить о ее объективности, но то, что она более «оживленная» и ближе к реалиям бесспорно, обратим и на нее ваше внимание:

«В органы МВД

От заключенного Макеева

Заявление

Активное участие в организации саботажа бандой СЛУЧЕНКОВА поддержанного и согласованного с бандеровцами начиная с 7 часов вечера 24 мая, когда бандеровцы разломали забор между 2 и 3 лагпунктами и между хоздвором и 1 лагпунктом принимали и принимают:

1.ИВАЩЕНКО из банды СЛУЧЕНКОВА (прибыл из Камышлага) - разводящий всех секретных постов, ключник и начальник тюрьмы первого лагпункта, организатор и руководитель всех сейфов комендатур.

2.СЛУЧЕНКОВ – организатор всего дела саботажа, автор всех

провокационных речей, непосредственно ведущий следствие и террор. Им было написано воззвание, согласованное с бандеровцами, с чего начался штурм – развал стен в 7 часов вечера 24 мая, им было высказано: «Нам только захватить автоматы, а потом мы на их спинах, будем гнать их до Караганды…»

3.КУЗНЕЦОВ К.И. по его личной инициативе начавший передавать с первых дней 18 мая этому делу широкий политический характер, поддерживаемый всем______ГРЕКАЛО и ДОРОНИНЫМ. (Так в документе. Прим. автора)

После устройства проемов в основной зоне солдатами, произнес на всех лагпунктах провокационные речи в духе: «Или смерть или свобода», стал подпевалой бандитов и бандеровцев.

4.БАТОЯН –изображающий старого мудреца, подстраивается под

настроение масс и ночь и день устройства проемов сам вооружался дубинкой с которой ходил около барака №3 второго лагпункта.

5.ЧИНЧИЛАДЗИ за все свое время работы в первой комиссии не

сказал ничего вразумительного, даже с точки зрения своих засоренных антисоветских настроений.

6.КНОПМУС Юрий (из Камышлага) был введен в состав комиссии от

бандитов и бендеров, а затем и выбран 3 лагпунктом. Занимает активную позицию всех действий СЛУЧЕНКОВА, заявил: «что он ненавидит коммунизм больше чем СЛУЧЕНКОВ». Выполняет роль автора всех лозунгов, листовок. Его инициатива устройства змея. (Предполагалось выпустить его напичкав лозунгами и воззваниями - призывами организаторов беспорядков. Прим. автора). Под его личным участие по ночам расклеиваются листовки. Является руководителем обороны 3 лагпункта. Штаб находится в быв. базе КВЧ 3 лагпункта.

7.ШАРИС (Костя)поддерживал «движение» - приносил бумагу с 3

лагпункта КНОМПУС для изготовления листовок. Затем назначен вторым руководителем «обороны» 3 лагпункта вместе КНОМПУСОМ.

8.КЕЛЛЕР –постоянный представитель бандеровцев в комиссии.

Согласовывает все вопросы с подпольным штабом бандеровцев. Он расставляет посты. Координирует взаимодействия бандеровцев с бандитами в лице СЛУЧЕНКОВА. Так же как СЛУЧЕНКОВ заявил, что малолеток не выпускать, нам эти нужны, для дела люди. Он запретил венчаться, сказав, что не может быть венчаний, когда еще не высохла кровь товарищей. Он сорвал концерт, посвященный трехсотлетию воссоединения Украины и России заявив: Никакого воссоединения быть не может…»

9.Михайлик Аня –введена в комиссию, а затем «избрана» 1 лагпунктом.

Является ширмой для КЕЛЛЕРА, КЕЛЛЕР и СЛУЧЕНКОВ возглавляют оборону 1 лагпункта. Бандитствующие группки на 1 лагпункте базируются 7-й барак. Изготовление оружия санкционировано и даже активно организовано СЛУЧЕНКОВЫМ и КЕЛЛЕР.

10.СУНИЧУК Емельян сначала введен в комиссию от бандеровцев, а

затем и избран 2-м лагпунктом. Видимо представлял какого-то идеологического деятеля (пропагандиста ОУН) говорит: «Меня дырка в жензону не интересует, мы должны добиться пользы для общего дела…». При изменении обстановки «тикает» в лазарет, где делается «температурно больным».

У украинцев есть свой подпольный штаб, о чем заявил утром 25 мая на заседании комиссии СЛУЧЕНКОВ и что с ними у него установлена связь и договоренность. И что воззвание СЛУЧЕНКОВА было ими принято, размножено и зачитано в ночь с 24-го по 25 мая по всем баракам при выключении лампочек.

11.АВАКЯН – по замечанию некоторых заключенных имеет неправильный

взгляд на жизнь – представляющий смесь природной дури с антисоветской озлобленностью. На заседании комиссии, после встречи с комиссией МВД и Прокуратуры СССР в кабинете начальника 3-ого лагпункта, когда мною и КУЗНЕЦОВЫМ был поставлен только один вопрос: Просить пересмотра дел 58 ст. начать со Степлага, заявил, что надо требовать пересмотра дел и обязательного вызова члена Президиума ЦК КПСС, что понравилось КЕЛЛЕРУ и СЛУЧЕНКОВУ. Принимал участие в срыве собраний на которых на 3 лагпункте был начальник ГУЛАГа, генерал-лейтенант ДОЛГИХ и Зам. Генерального Прокурора ВОВИЛОВ.

12. ЖМЫХОВ – как сделали проемы его назначали руководителем

обороны 3 лагпункта. Выгоняет людей к завалам личным усердным криком.

13.ДОЛГОПОЛОВ – назначен вторым руководителем обороны 3 лагпункта

КУЗНЕЦОВЫМ по заявлению которого он майор власовской армии и пять лет был военным человеком. Кузнецов передал ему схему обороны 3- ого лагпункта в штабе 3-ого лагпункта, который размещен в бане, в комнате спецчасти 3-ого лагпункта.

14.ГРЕКАЛО –активно поддерживал КУЗНЕЦОВА в составлении первых

деклараций к администрации лагеря и к ожиданию первой правительственной комиссии. Затем отошел в кусты, не проявлял личный интерес к событиям.

15. ДОРОНИН – вместе с ГРЕКАЛО выступили с речью на первых митингах

где КУЗНЕЦОВ зачитывал составленный им проект к ожидаемой правительственной комиссии еще 18 мая затем самоустранился.

16.ТРОЦЮК – проявлял личную чрезмерную активность в устройстве

пикетов, постов, что показалось подозрительным бендеровцам за что был ими в ночь с 26-ого на 27 избит. На собрании был один из крикунов: «Мы не признаем Вашу комиссию».

17.ЛЕЖАВА – усердно обострял положение, искусственно обострял

взаимоотношения с администрацией, самовольно не допускал администрацию в лагерь. Старался иметь личную связь с КУЗНЕЦОВЫМ.

18. ЖУПНИК и ОРЛОВСКИЙ в полдень 18 мая вернувшись с первого

лагпункта предложил всех выгнать с бараков 3 лагпункта и массой, толпой идти на солдат, находившихся в то время в хоздворе.

Позднее ОРЛОВСКИЙ в активности много замечен не был, а ЖУПНИК на отдельных собраниях призывал к активизации сопротивления.

19.СОНИЧ – кричал на вошедших в.н. (прорабы и мастера) «Вы в газетах пишите, что строят комсомольцы, вот и берите на работу комсомольцев» … В настоящее время носит черезмерно тяжелую пику, больше своего роста. И все время руководит группой пикетчиков.

20. КОСТИЦКИЙ – нес пику с откованной фигурной головкой.

21. ШИМАНСКАЯ –была назначена в первую ночь с 18-го на 19 мая

дежурным по лагпункту, а затем и избрана в комиссию. Будучи членом комиссии занималась вопросами хозяйственными и раздачей денег раненным. Высказывания саботажнического порядка в моем присутствии не производила. К аресту и задержанию и пыткам КАРЛИКА отношения не имела.

22. СУПРУН введена в комиссию бендеровцами, а затем был избрана на 1 лагпункте, перед комиссией МВД и Прокуратуры СССР говорила «трогательные» речи о том, что она плакала тогда, когда увидела первые дозунги к 1 Мая 1954 года на красных полотнах.

А на заседании комиссии все время настаивала на возврат бытовиков, как наших братьев и как людей которые нам помогали. Активное участие в удалении администрации из лагеря. На каждого входящего офицера сразу находила 4-5 бандеровок которые лично видели как Ф…ИН командовал взводом автоматчиков, как ….лично участвовал в расстрелах. В том числе подняла и личный вопрос о удалении Полковника О-ина и других. Мое мнение прожжённая антисоветская ведьма.

23. БЕРШАДСКАЯ – дура, антисоветская личность, проститутка ожидает былых встреч с американцами.

5.VI-1954 г. ПОДПИСЬ»

(КГУ ГАКО Из личного дела заключенного Степлага С-ук стр. 116-118)

Таким образом в комиссии от заключенных остались лишь два представителя которые понимали истинные намерения нацистов и бандитского элемента возглавивших мятеж - нанести саботажем как можно больший экономический ущерб стране и при возможности пролить как можно больше крови при оказании сопротивления возможного физического подавления мятежа, в чем собственно говоря они не сомневались и к чему готовились.

Ими были Кузнецов и Семкин, люди не слабые духом, но в окружение не столь же слабых и решительных врагов.

Впрочем, вся полнота противостояния между ними пришлось лишь на Кузнецова, поскольку Семкин не был наделен никакими полномочиями и обязанностями от комиссии. И вот как описывает свое положение во время продолжающегося мятежа после избрания новой комиссии Кузнецов:

«Мне пришлось играть неблагородную роль артиста, но не марионетки. Я оставался до конца со своими взглядами, не боясь высказывать их в комиссии, но на собрании мне запрещалось выступать таким языком, всюду со мной ходили Слученков и Келлер — один в президиуме, другой в публике, и я ограничивался дословным сообщением о результатах переговоров с правительственной комиссией и постановкой вопроса в конце желающих выступить — остаются ли заключенные довольными работой лагерной комиссии в переговорах с вами или остаются при старом своем решении вызова в лагерь представителя ЦК КПСС.

При этом всегда предупреждал заключенных разумно решить тот или иной вопрос.

2. В связи с занятой мною позицией ко мне возросло недоверие конспиративного центра националистов.

Боясь моего ухода за зону, они окружили меня личной охраной с дачей ей приказания — всюду находиться со мной и даже спать вместе, объясняя это массе заключенных организацией охраны от возможных репрессий против меня со стороны лагерной администрации.

Отвергнув боязнь мести, я решил довести разумно дело до конца, опираясь на известную часть лаг[ерного] населения».

(«Сообщение Кузнецова»)

И Кузнецов довел свое дело до этого разумного конца. Трудно предположить, что могли бы совершить нацисты и бандиты в Степлаге, не окажись на их пути этот мужественный человек. И это мужество ему не простили ни враги, ни власть.

Пока не раскрыты архивы, мы никогда не узнаем, что же произошло 20-22 августа 1954 года, когда Кузнецов попытался отказаться и вернуть свои показания.

(КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись 3 дело 19 стр.99)

Есть мнение, что он вступился за своих друзей, или просто за безвинных людей, которых ошибочно включили в число обвиняемых, но это мы не можем подтвердить, поскольку таких документальных свидетельств не нашли.

В 90-е, во времена информационной вакханалии либерастов, они утверждали, что все руководители кенгирского «восстания» были арестованы, осуждены и расстреляны. Это так, кроме последнего. Никто расстрелян не был, это мы точно установили.

Из всех членов комиссии от заключенных, не были осуждены лишь Макеев и Супрун. Макеев, по понятной причине, а Супрун Лидию Константиновну «убил» Солженицын, вернее написал в своей библии, что она умерла от полученного ранения во время подавления мятежа.

Ну, что ж, все правильно, не могут герои умереть просто, а если это не так, то им Сашка Солженицын должен был помочь умереть достойно.

Но дело Супрун нам довелось подержать в руках, вот некоторые выдержки из него:

Из приговора:

«… Сын Владимир 1924 г.р. в 1944 году ушел с немцами в состав дивизии СС.

Вступив в организованную украинскую националистическую банду УПА Супрун имела кличку «Орел». Среди населения собирала продукты, готовила 2-х женщин в члены УПА и изучала с ними различную пропагандистскую литературу….

В период отступления немцев получила задание разведать о движение Красной Армии, о настроениях польского населения….

Поддерживала связь с бандеровской организацией под кличкой «Бульба» (Очень известная своими преступлениями организация. Прим. автора)

… 15 годам каторги.

Приговор обжалованию не подлежит».

(КГУ ГАКО Личное дело заключенной Супрун Копия приговора в деле написана на бумаге – Прим. автора).

Из Просьбы о помиловании В Президиум ВС СССР

«В 1941 г. перед началом войны я приехала в отпуск к своему отцу в Станисловкую область и не успела уехать и оказалась в оккупации. Не имея средств к существованию я при оккупантах работала учительницей в с. Битьков.

Влияние ОУН было сильное среди учителей и вообще в этом селе».

(КГУ ГАКО Из личного дела заключенной Степлага Супрун Л.К.)

Супрун Л.К. умерла во время следствия от заворот тонкого кишечника. В деле имеются бумаги о вскрытие в морге и акт о погребение.

Категория: Мои статьи | Добавил: millit (20.11.2017)
Просмотров: 14 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: