Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 152
Главная » Статьи » Мои статьи

СТЕПЛАГ. Восстание, которого не было Глава 32

                                                 

Глава 32

Уголовное расследование событий в Степлаге

Уголовное дело по событиям в Степлаге было возбуждено еще 17 мая 1954 года, начальником следственного отделения 3-ого отдела Управления Степного лагеря, который постановил:

«Возбудить уголовное дело повстанческих и других уголовных наказуемых действий, заключенных 3-го лаготделения и по факту применения оружия по ним и принять его к своему производству».

(КГУ ГАГЖ Фонд №89 опись 3 дело №19 стр.1)

Далее было открыто следственное дело № 84, которое по мере продолжения событий специальным постановлением от 7 июня было передано также для дальнейшего ведения следствия прокуратуре Карагандинской области.

(КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись3 дело №19 стр. 5)

Позже это дело пополнялась показаниями заключенных вышедших из мятежной зоны. Так, в постановление от 17 июня начальника следственного режимного отдела Степлага МВД упоминается и Макеев:

«3 июня 1954 года от вышедшего за зону заключенного Макеева А. Ф. принятого по факту от того же числа различные документы, относящиеся к уголовному делу №84.

Заявление и справки, собранные членами «комиссией» от заключенных на 4-х листах

Отмеченные в акте приема документов от Макеева под № 16, которые относятся к факту применения оружия по заключенным.

Учитывая то, что расследованием данного факта занимается прокуратура Карагандинской области

ПОСТАНОВИЛ

Передать эти заявления и справки на 4-х листах прокурору Карагандинской области».

(КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись 3 дело 19 стр. 4)

Приобщены были также различного рода свидетельские показания, акты рапорта, заявления, объяснительные начиная от должностных лиц лаготделения, служащими и самими заключенными:

«В ходе предварительного расследования по настоящему делу от КО Управления Степлага МВД СССР а также от руководства лаготделения №3 Степлага МВД СССР поступили материалы Акт от 28 июня 1954 года с приложением к нему 10 смет на 18 листах и включая Акт от 7 1954 года копии ведомостей на 7 листах, список заключенных лаготделения №3 на 11 человек заключенной К-йн М.С., объяснительная заключенной К-ич А.П., рапорт начальника 2 –го лагпункта Л-ва, заявление заключенного К-иш В.У., Акт № 1590, объяснение заключенного Щ-ого А.Н., АКТ № 738, второе объяснение заключенного Щ-ого от 19 июля 1954 г., заявление заключенного Л-на Н.Е., Акт № 1440, второе заявление заключенного Л-на Н.Е. 3-Акт за № 1440, и еще две объяснительные заключенного Щ-ого, и всего на 15-ти листах в которых усматривается причиненный ущерб лаготделению № 3 и преступная деятельность проходящих по уголовным делам лиц.

Учитывая, что эти документы имеют важное значение по делу и являются письменным доказательством преступной деятельности обвиняемых, в их саботаже и хищение государственного имущества и поэтому руководствуясь ст.ст. 66, 67 УПК РСФСР

ПОСТАНОВИЛ

Перечисленные выше документы приобщить к следственному делу № 84 по обвинению Слученкова, Келлера, Рябова, в качестве документального доказательства».

(Постановление о приобщение к делу документов 1954 г. августа 12 дня п.Кенгир КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись 3 дело 19 стр.78)

Не были также забыты документы воззваний и обращений руководства лагеря и правительственной комиссии, которых оказалось гораздо больше, чем мы смогли вам продемонстрировать:

«В период массовых беспорядков, учинённых в 3-м лаготделении Степлага МВД 16 мая по 26 июня 1954 г. Комиссия МВД прокуратуры СССР систематически обращалась к неповинующимся заключенным с требованием прекращения в зоне лагеря беспорядки, впустить в лагерь представителей власти и выйти на работу.

В связи с указанной работой Комиссии МВД и Прокуратуры СССР имеются следующие документы:

а) 10 уведомлений на 13 листах

б) 2 объявления на 2-х листах

в) 2 обращения к заключенным на 2-х листах

г) 8 обращений на 11 листах

д) 3 сообщения на 5-ти листах

е) 3 приказа на 11 листах

ж) список на 4-х листах

з) Выступление Начальника Гулага на 8-ми листах

Принимая во внимание, что все выше перечисленные документы письменными доказательствами и имеют существенное значение по делу, руководствуясь ст. 58 УПК РСФСР

ПОСТАНОВИЛ

Перечисленные документы приобщить в следственное дело №84, как письменные доказательства».

  • о приобщение документов от 27 августа 1954 г. г. Джезказган КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись №3 дело №19 стр.82)

Отдельным документом было оформлено постановление о вещественных доказательствах:

«В материалах следственного дела №84 имеются полученные из зоны 3-го лаготделения Степлага МВД в период массовых беспорядков: различные приказы, уведомления, распоряжения, указания, пропуска, листовки, чертежи, иллюстрации, удостоверения, а также плакаты, флаги, «воздушные шары», медицинские приборы, УВЧ, фарадизации, гармонизации, мегафон.

Кроме того, после ликвидации беспорядков изъяты из зоны: холодное и огнестрельное оружие, самодельные гранаты-самопалы, ножи, сабли, пики, трости, другие виды оружия, являющиеся видом оружия при оказании сопротивления лагерной администрации и военизированной охране. А также письменные вещественные доказательства, относящиеся к деятельности к так называемой «комиссии» от заключенных и создание при ней отделов «безопасности», «пропаганды», и «штабов сопротивления», и служившие предметами преступных действий обвиняемых по настоящему делу Кузнецова, Слученкова, Иващенко. Кнопмуса, Кострицкого, Гериныш и других лиц.

Для исследования отдельных обстоятельств были проведены по делу технические, медицинские экспертизы и составлены по ним заключения также необходимые осмотры освидетельствования.

В связи с тем, что вещественные доказательства получены в большом количестве, они внесены в специальные описи за номерами 1,2, 3 акты и рапорта. Учитывая, что полученные предметы являются вещественными доказательствами по своему содержанию и назначению и имеют важное значение по делу, а также характеризуют и подтверждает преступную деятельность обвиняемых Кузнецова, Слученкова, Кнопмуса, Иващенко, Гелиныш и других и поэтому руководствуясь статьями 66, 67 УПК РСФСР

ПОСТАНОВИЛ:

1.Полученные из зоны во время беспорядков, а также добытые в момент ликвидации беспорядков в ходе следствия документы и предметы признать в качестве вещественных доказательств.

2.Письменные вещественные доказательства, перечисленные в описях за №№1,2,3 и актов и рапортах приобщить к следственному делу №84 по обвинению Кузнецова, Слученкова, Иващенкова и других.

3.Громоздкие металлические предметы, ножи и сабли, гранаты, «воздушные шары» и «змеи», плакаты и лозунги до судебного разбирательства хранить в помещении следственного помещения».

(Постановление о признание изъятых предметов вещь доказательствами и приобщения к следственному делу от 17 августа 1954 г. КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись 3 дело 19 стр.88)

Позже, большая часть этих вещественных доказательств, после соответствующего их документированного оформления (акты и фото), окончания следственных мероприятий, предъявления обвинения и передачи уголовного дела в суд – было уничтожено:

«согласно дополнительного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Совета Казахской ССР от 17 сентября 1955 г. по уголовному делу № 84 по обвинению Кузнецова Слученкова, Келлера, Рябова, а всего 13 человек произвели путем сожжения, а также поломки уничтожение письменных и вещественных доказательств по делу №84.

Уничтожению подверглись следующие предметы являющимися вещественными доказательствами:

1.Воздушный змей с приспособлением для его запуска в воздух.

2.Разные флаги вывешиваемые заключенными на зданиях в зоне в период массовых беспорядков.

3.Листовки с различным текстом клеветнического содержания на лагадминистрацию.

4.Воззвания, плакаты, лозунги и другие документы и предметы ультимативные, требования заключенных к администрации лагеря.

5.Ножи, железные палки, пики, гранаты, сабли, самопалы, и другие вооружения заключенных и оборудования ими в мастерских для изготовления оружия и радиоузла.

6.Бюллетни, карикатуры и другие издания степной печати заключенных в период массовых беспорядков.

7.Телефонные аппараты разных типов коменданту управления Степного лагеря для использования в хозяйстве.

Уничтожению подверглись предметы, документы, находившиеся на хранение в режимном оперативном отделе Степного ИТЛ в чем и составлен настоящий акт».

(Акт на уничтожение вещественных доказательств по уголовному делу № 84 г. Джезказган 7 октября 1955 г. КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись 3 дело 19 стр.190)

Что касается обвиняемых, то был составлен специальный план мероприятий на 9 листах включающий в себя 38 пунктов по установлению виновных в событиях Степлага:

«1. Предоставить список свидетелей, проходящих по делу и предложить в дальнейшим без согласования режимного оперативного отдела ни одного свидетеля не этапировать из лагеря. В дальнейшим этапирование заключенных из 3-го лаготделения производить только с согласия режимного оперативного отдела.

2.Истребовать Акт о причинение убытков лагерю

3.Взять из санотдела акты освидетельствования заключенных пострадавших на момент ликвидации волынки в период ее.

4.Установить авторов и исполнителей листовок, после чего решить вопрос о привлечении их к уголовной ответственности.

5.Тщательно допросить согласно плана обвиняемых по всем фактам их преступной деятельности с предъявлением вещественных доказательств относящихся к тому или иному обвиняемому, выяснив при этом, по чьей инициативе, кем, по поводу чего и с какой целью был изготовлен или написан тот или иной документ и оружие сопротивления.

6.Получить в спецчасти 3-го лаготделения фотокарточки на привлеченных по делу в качестве обвиняемых и по ним произвести опознание обвиняемых Ибрагимова, Иващенко, Токеева-Волкова, Задорожного, Келлера, Слученкова и других, чьи свидетели, которые дают показания, о их преступной деятельности, зная их в лицо, но не зная по фамилии.

7.По показаниям обвиняемых Слученкова, Кузнецова, Рябова, Ибрагимова, свидетеля З-ва-З-ва, И-го, проходит главарь опергруппы украинцев Виктор Ус, который является, как установлено, путем опознания по фотокарточке заключенным Сикирук Виталий Петрович этапированый в тюрьму №1 МВД Челябинской области. Подлежит к привлечению к уголовной ответственности, срочно этапировать в Степлаг.

8.С участием прокурора, согласно плана провести очные ставки обвиняемым Келлера, Слученкова, Кнопмусу, Иваненко, Запорожному, Ибрагимову, Токееву, Волкову, Кондратасу с обвиняемым Кузнецовым…

(далее идут пункты, кто и как допросить. Прим. автора)

16.Установить согласно плана допросить в качестве свидетеля по делу К-ко, Г-ко Андрея, Ш-ва Бориса Александровича, инженера по имени Александр, по вопросу привлечения их Кострицким к изготовлению радиоаппаратуры и установление связи в период массовых беспорядков….

33. Потребовать производственные характеристики на всех обвиняемых. Приобщить к обвинению копии приговоров на всех обвиняемых»

(План по оперативным следственным мероприятиям по уголовному делу №84 КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись 3 документ 19 стр.104)

Основному обвинению в событиях Степлага по делу №84 подверглись 14 человек это: Слученков Энгельс Иванович, Келлер Герша Иосифович, Рябов Виктор Петрович, Кнопмус Юрий Альфредович, Кузнецов Капитон Иванович, Иващенко Валентин Владимирович, Супрун Лидия Кондратьевна, Ибрагимов Зайдулла Хамидулович, Стирук Виталий Петрович, Задорожный Анатолий Иванович, Кострицкий Анатолий Павлович, Гельныш Борислов Адамович, Шиманская Мария Семеновна, Кондратас Иосиф Иосифович.

Однако Супрун Л.К. умерла во время следствия и по ее делу было вынесено следующее определение:

«…о том, что была привлечена Супрун Лидия Кондратьевна 1924 г.р. уроженка г. Одессы, но она умерла до привлечения к уголовной ответственности по настоящему делу что подтверждается справкой спецотдела Степлага 24 августа 1954 г. на этом основании дело Супрун Лидии Кондратьевны прекратили за ее смертью».

(Постановление о прекращение уголовного дела от 20 августа 1954 г. п. Кенгир КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись3 дело 19 стр.86)

Все эти обвиняемые были арестованы по одинаковым постановлениям:

«…что, Кузнецов, изобличается в совершении преступлений, предусмотренных 58-14 и 59-2 ч.1 п «а» УК РСФСР и принимая во внимание, что он, находясь в жилой зоне заключенных может повлиять на ход следствия и суде и поэтому руководствуясь ст. 145 и 159 УПК РСФСР

ПОСТАНОВИЛ:

Меры пресечения способов уклонения от следствия и суда и влияние на ход расследования Кузнецову Капитону Ивановичу избрать содержание под стражей в тюрьме, о чем в порядке ст. 46 УПК РСФСР объяснить арестованному под расписку о настоящем постановлении.

В соответствии со ст. 160 УПК РСФСР копию постановления направить прокуратуру и передать начальнику тюрьмы для приобщения тюремного дела арестованного».

  • об избрание меры пресечения 27 июня 1954 г. г. Б. Жезказган КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись 3 дело 19 стр.8)

Всем им, кроме основного обвинения о беспорядках в лагере было предъявлено дополнительное обвинение о расхищение государственного имущества, которое, по нашему мнению, было весьма мизерным, благодаря деятельности Капитона Ивановича Кузнецова по предотвращению мародерских действий мятежников:

«В ходе предварительного расследования установлено, что бандитская группа под руководством Кузнецова, Слученкова, Келлера и других в период беспорядков наряду с бандитизмом, саботажем, систематически занимались расхищением государственного имущества складов, камер хранения, различных личных вещей заключенных находившихся в жилой зоне лаготделения.

Всего за период беспорядков было похищено бандой государственного имущества на сумму 36 908 рублей 64 копейки.

Кроме того, организаторами и участниками банды личные вещи заключенных не желающих поддерживать беспорядки изымались под силой угроз и раздавались другим участникам. А часть этих вещей присваивались самими организаторами банды.

Вместе с этим организаторам банды готовилась особое питание в столовых лагпунктов из продуктов, принадлежавших лагерю.

На основании изложенного руководствуясь ст.ст. 128, 129 УПК РСФСР

ПОСТАНОВЛЯЮ:

Кузнецову Капитону Ивановичу к ранее предъявленным обвинениям по ст.ст. 59-2 ч1 п «а», 59-3, и 58-14 УК РСФСР дополнительно предъявить обвинение для чего в качестве обвиняемого по ст. 2 Указа Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и по ч. 2-ой Указа от 4 июня 1947 г. «Об усиление охраны личной собственности граждан» и о чем объявить ему под расписку настоящее постановление».

(Постановление о дополнительные предъявления обвинения 1954 года августа 15 дня п. Кенгир КГУ ГАГЖ Фонд 59 опись 3 дело 19)

То есть, мы подчеркиваем, что в любой из этих двух документов вы можете вписать фамилии других 12 обвиняемых и они будут идентичными тому что мы цитируем.

Кроме этих 13 обвиняемых, в списки расследования попали еще 106 человек.

Первыми из них отмечены Грекало Николай Иванович и Дронин Михаил Семенович, которые вместе с Кузнецовым К.И. «совместно вырабатывали ультимативные требования лагерной администрации, затем являлись связными у так называемой комиссии от заключенных» (Грекало Н.И., и Дронин М.С. отошли затем от активной деятельности в событиях. Прим. автора)

В этот список попали 8 человек «которые в период беспорядков являлись членами, так называемой комиссии от заключенных лаготделения №3» (Кстати Макеев А.Ф. в том числе. Прим. автора).

Следующие 7 человек были отмечены в этом списки как «которые в период беспорядков работали при организованных комиссией при организованных штабах с определением в лагпунктах».

88 человек в этот список попали как обвиняемые:

«которые в период беспорядков работали или при «службе безопасности» или при «штабе сопротивления» лаготделения №3 в качестве сыщиков, пропагандистов, рупористов, контролеров, на несение службы в пикетах, не дающих возможности выходу заключенных из жилой зоны через проемы во внешней стене или охранниками тюрем, или телохранителями у обвиняемых Слученкова, Кузнецова».

И, наконец, в этот список последней вписана некая К-ая: «которая в период беспорядков являлась разводящей пикетчиков на первом женском лагпункте».

Далее в этом документе говорится, что:

«Принимая во внимание что в ходе предварительного расследования через обвиняемых свидетелей не добыто достаточных данных для привлечения перечисленных лиц к уголовной ответственности по данному делу, а имеющийся на них материал, свидетельствующий о их преступной деятельности требует перепроверки и продолжительной в этом отношении работы, а срок работы по настоящему делу истек, поэтому руководствуясь ст. ст. 117 УК РСФСР

ПОСТАНОВИЛ

Имеющиеся материалы на перечисленных лиц в количестве 106 человек из подследственного дела №84 по обвинению Слученкова Г.Э., Келлера и других 11 человек выделить в отдельное производство».

(Постановление о выделении материалов в отдельное производство 1954 года 19 августа п. Кенгир КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись 3 дело 19 стр. 84)

Разумеется, «достаточных данных» не могло быть и «добыто». Ведь мятеж закончился. А заключенным 3-го лаготделения предстояло еще жить среди тех, кто еще вчера был хозяином положения и мог оставаться ими и в будущем. Что там говорить о них, когда и основные обвиняемые во главе с Кузнецовым, просто отказывались подписывать предъявленные им обвинения.

И поэтому не случайно и заключенные из другого списка также избежали особого уголовного наказания.

В этом списке числятся: 5 человек которые являлись «в период беспорядков «командирами бараков»; 22 человека: «являвшиеся в период беспорядков старшими бараков»; 58 человек «которые, в период беспорядков участвовали в строительстве баррикад, пикетах, участвовали в разломе стен».

Однако, как указано в постановление по этим лицам:

«Принимая во внимание, что уликовых данных для привлечения перечисленных лиц к уголовной ответственности крайне недостаточно, и учитывая, то что большинство из них за указанное участие в беспорядках наказаны в административном порядке и направлены в тюрьму сроком на один год, остальная часть путем водворения в штрафной изолятор сроком на 20 суток, руководствуясь ст.ст. 95 УК РСФСР

ПОСТАНОВИЛ

На перечисленных выше заключенных в уголовном деле отказать».

(Постановление об отказе в возбуждение уголовного дела 1954 г. августа 19 дня пос. Кенгир КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись 3 дело 19)

Читая вот такие документы тоталитарного сталинского режима, невольно задумываешься: насколько же, наверное, были гуманнее были отношения к таким обвиняемым со стороны «ангелов-эсэсовцев»! Уж они-то наверняка пятки лизали нашим восставшим заключенным…

Каждый из основных обвиняемых, по-своему пытался повлиять на решение будущего суда над ним. Одним потребовались хорошие характеристики, другие отказывались признавать свою вину по показаниям свидетелей и т.д.

Возможно и в их делах были документы подобно тем, которые остались по делу Кузнецова:

«…обвиняемый Кузнецов ознакомившись со всеми материалами уголовного дела №84 в порядке ст.ст. 206 УПК РСФСР 25 августа 1954 г. при подписании протокола об окончании следствия выразил ряд ходатайств по своему делу, в которых просит допросить и передопросить для уточнения отдельных фактов и обстоятельств ряд свидетелей, приобщить к материалам уголовного дела №84 свои ранее составленные письма, письменные заявления на имя прокурора лагеря и начальника следственного отделения в частности от 6 и 12 июля 1954 г. а также высказывает несогласие с отдельными документами, постановлениями, вынесенными по делу и настаивает на их изъятие, которые якобы не соответствуют действительности.

Ходатайство Кузнецова состоит из 19 пунктов. Просмотрев данное ходатайство с учетом добытых в период расследования материалов имеющимися в деле

ПОСТАНОВИЛ:

Изложенное Кузнецовым ходатайство о допросе свидетелей и приобщению к делу документов других изложенные в пунктах 1,2,3,4,5,10, 11,19 как имеющие значение для дела удовлетворить.

Второе, в удовлетворение остальных пунктов ходатайства отказать т.к.

а) по пункту №6 факт, изложенный в показаниях М-ва не является первостепенным и может уточнен в суде.

б) приобщение к делу №84 справок, актов, материалов экспертизы по событиям 16-18 мая 1954 г. указанных в пункте под №7 не целесообразно в виду выделения материала по факту применению оружия по заключенным 17-18 мая 1954 г. из настоящего дела в отдельное производство, которое после расследования дела находится в Москве в Прокуратуре СССР.

в) письмо от 4,5 мая 1954 г. отправленное непосредственно прокурору лагеря тов. Н-му минуя следственное отделение режимного оперативной работы. Содержание письма Кузнецова следствию неизвестны, а сам Н-ий находится в командировке в г. Балхаше в связи с чем приобщить указанное письмо к делу №84 в настоящее время не представляется возможным

г) документы о хищениях указанные в пунктах 12,13,14,15 в ходатайстве отражают только общую картину в результате учиненных беспорядков и сумме убытков подлежат разрешению в суде. Возмущение обвиняемого Кузнецова не являются основанием к изъятию из дела документов.

д) Приобщать документы медэкспертизы по трупам за 26 мая 1954 года дела уголовного №84 не вызвано необходимостью также обвиняемому Кузнецову и другим в вину данное обстоятельство не вменено за отсутствием основанием материалов.

е) Заключенные Авакян, Синичук, Михайлевич, Долгополов, Жмыхов и другие к ответственности в настоящее время не привлечены за недостаточностью уликовых данных. Дело в их отношении выделено в отдельное производство. Кузнецов и другие 12 человек привлечены к уголовной ответственности не за участие в «комиссии» или сочувствие ей, а за конкретную организаторскую роль в совершение преступлений в период массовых беспорядков в зоне 3 –го лаготделения Степлага МВД.

ж) Уголовное дело № 77 на Кузнецова находится в Карагандинском облсуде и скопировать на него характеристику, ранее составленную на Кузнецова, не предоставляется возможным.

з) Допросить заключенных В-ва и И-ну не представляется возможным из-за того, что В-ев-Д-ев 18 августа 1954 г. умер, а И-на после освобождения убыла из Карагандинской области».

(Постановление в ходатайстве обвиняемому пос. Кенгир 1954 г. августа 25 дня Фонд 89 опись 3 дело 19 стр. 93)

И вот наконец оно, то самое постановление об отказе ходатайства Кузнецова:

«Исполняющий обязанности прокурора Степного лагеря МВД юрист II класса К-ков ознакомившись с «протестом» обвиняемого Кузнецова Капитона Ивановича от 20-22 августа 1954 г. ходатайствующего об изъятии из следственного дела №84 его собственноручного сообщения зам. Министру внутренних дел СССР генерал-майору тов. Егорову о преступной деятельности во время массовых беспорядков в лаг отделении №3 Слученкова, Келлер и других и принимая во внимание, что данный документ по настоящему делу имеет существенное значение, руководствуясь ст.ст. 114 УПК РСФСР

ПОСТАНОВИЛ

в ходатайстве обвиняемого Кузнецова К.И. отказать, о чем объявить ему о настоящем постановлении.

Исполняющий обязанности прокурора Степного лагеря МВД СССР

юрист II класса К-КОВ»

(Постановление об отказе в ходатайстве 1954 г. августа 22 дня пос. Кенгир КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись 3 дело 19 стр.99)

Окончательное обвинительное заключение 13-ти основных обвиняемых по событиям в Степлаге содержит в себе 40 страниц и поэтому мы опубликуем его в приложении к данной работе.

(КГУ ГАГЖ Фонд 89 опись 3 дело 19 со стр. 115)

В заключении этой главе можем лишь добавить, мы пока не смогли найти документов приговора суда по делу обвиняемых по уголовному делу №84, кроме точного подтверждения, что никто из осужденных не был подвергнут к высшей мере наказания, т.е. расстрелу. Надеемся, что сможем дополнить наши познания по этому делу в связи с рассекречиванием этих давно минувших лет дел… Хотя также можем добавить от себя, что чем дольше продвигается разрешение этого дела, тем больше недоверия ожидаем мы от них. (это - точка, хотя и ожидалась по жанру изложения, многоточие…).

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: millit (20.11.2017)
Просмотров: 31 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: