Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 152
Главная » Статьи » Мои статьи

СТЕПЛАГ. Восстание, которого не было Приложение Часть 2 (начало)

12. «Сообщение председателя лагерной комиссии заключенного К.И. Кузнецова зам. министра С.Е. Егорову и членам комиссии МВД СССР и Прокуратуры СССР

29 июня 1954 г.

Будучи совершенно объективен, я со спокойной совестью сообщаю вам следующее:

1. В событиях 16–17 мая 1954 года я не принимал никакого участия, ибо находился в следизоляторе Степлага и был освобожден самими заключенными 18/У-1954 г.

2. Положение в лагере по состоянию на 19/У—54 г., не касаясь его причин, было таковым, что требовало немедленного вмешательства кого-то, кто был бы в состоянии предотвратить дальнейшую угрозу и осложнение событий, а также оградить безопасность лиц из администрации лагеря, которая, как вам известно, не посещала лагеря по соображениям их стороны, видимо, до спокойного положения в лагере.

3. Некоторые попытки проверки возможности такого посещения дали отрицательный результат.

Многим, из посетивших лагерь, угрожала смерть от руки невыдержанных заключенных.

В целях безопасности их личностей, а также в результате перехода от возможно необходимых гуманных просьб заключенных — расследования факта применения оружия и наказания виновных — к открытой антисоветской деятельности большей части заключенных из числа западных украинцев, бывших служащих УПА и литовских националистов, бросивших клич: «Бей большевиков», «Долой советскую власть», «Уничтожайте русских!» и т. п.

И все это было организовано каким-то конспиративным центром, пользуясь стихийным возмущением и порывом заключенных по причине свежей памяти о крови.

Днем 18-го и 19/У-54 г. появились воззвания на стенах и дверях столовых, призышющие к действию антисоветского характера и национальной розни.

Очень многие заключенные, видя это и будучи не согласны с подобными действиями, нуждались в человеке, который бы предотвратил угрозу.

4. Не разделяя взглядов и направления действий, а также в целях наведения порядка и дисциплины в лагере в отсутствии администрации лагеря, в целях сохранения материальных ценностей, складов, ларьков и столовых от разрушения, разгрома в виде массового хищения, мародерства и возможного насилия над женщинами — я выступил 18-го и 19/У—54 г. на площади 3-го лагерного пункта с запрещением пагубных действий, приказал сорвать порочные воззвания со стен и запретил повторный переход огневых зон из мужских лагпунктов в женский. Высказал свою мысль обратиться с устной и письменной просьбами к администрации лагеря:

1) Не посещать зоны до приезда правительственной комиссии по расследованию случая применения огня по заключенным 16–17/У—54 года.

2) Снять огневые зоны в целях недопущения возможного повторения кровопролития и др., что было и принято заключенными, а исполнение было поручено заключенным Грыкало Николаю и Доранину Михаилу.

5. Получив удовлетворительный ответ от администрации лагеря и сообщение о вы1зове правительственной комиссии, встал вопрос об избрании лагерной комиссии и ее участии при расследовании событий 17/У-54 года.

Комиссия быта избрана в составе 6 человек — по два представителя от каждого лагпункта 3-го лаготделения.

В состав комиссии входили более сознательные люди и гуманные в своих намерениях: Кузнецов, Макеев, Батоян, Чинчиладзе, Шиманская и Бершадская.

6. С приездом первого состава правительственной комиссии в лице министра внутренних дел Казахской ССР генерал-майора Губина, начальника Управления МВД Карагандинской обл., зам. прокурора Карагандинской области и вслед за ними — представителей МВД СССР и прокуратуры: генерал-лейтенанта Бочкова и пом. Генерального прокурора Самсонова было найдено взаимопонимание и был найден и согласован путь урегулирования положения в лагере, заключенным были разъяснены полномочия правительственной комиссии, а также комиссии по расследованию событий 16— 17Д—54 года.

И на основании взаимопонимания, а также усердия лагерной комиссии и доверия к ней как со стороны правительственной комиссии, так и со стороны заключенных.

После того как было сообщено об Указе Президиума Верховного Совета СССР и приказе министров МВД, прокуратуры и юстиции «О досрочном освобождении лиц, совершивших свои преступления до 18-летнего возраста, и об освобождении инвалидов», заключенные с воодушевлением вышли на работу и в полном составе работали 21–24/^—54 года на всех объектах.

Но как затем стало известно, что на работу вышли не все с сознанием собственного долга; если русские и восточные украинцы, а равно и целый ряд других национальностей вышли на работу сознательно и с полной верой в законный исход дела по событиям 16—17Д—54 г., то западные украинцы и литовские националисты вместе с чечено-ингушами выходили на работу только с целью связи с заключенными рудника, где также находился их состав.

Добившись якобы связи с ними через вольнонаемных жителей поселка и ставя главной своей целью «борьбу с советским строем и его карательной политикой», они возобновили свои открытые действия.

7. С приходом после работы 24/У—54 г. группа украинских и литовских националистов, связавшись с оставшимися бытовиками и укрывшимися от этапа, пообещав бытовикам безнаказанность их действий и удовлетворение их воровской разгульной жизни, организовала второй пролом внутренних стен между зонами и в большом размере, которые были уже закрыты на основании обоюдной договоренности с правительственной комиссией.

В тот же вечер и ночь с 24/\ по 25/7—54 г. со стороны комиссии от заключенных был заявлен протест вышеуказанным неразумным действиям националистов.

Члены комиссии от заключенных Кузнецов, Макеев, Батоян, Шиманская выразили желание сложить с себя дальнейшие полномочия. Но без нашей воли в тот же вечер ко мне явились заключенные Келлер Михаил и Слученков Глеб, которые сообщили мне как председателю лагерной комиссии, что комиссии больше не существует, а я лишаюсь полномочий председателя, что мне запрещена моя деятельность и что дальнейшую организацию дел по сопротивлению будут организовывать они сами, о чем я решительно довел до сведения всех членов комиссии и сознательно настроенных заключенных.

Конспиративный центр

1. Таким образом выявил свое наличие конспиративный центр, возглавляемый одним из заядлых сотрудников УПА в прошлом Келлером Михаилом по кличке «Жид» и его союзником из преступного мира в прошлом и ярого ненавистника советского строя и карательных органов — Слученковым по кличке «Глеб», со строго законспирированными исполнителями их воли.

2. Видя открытое или ярко выраженное несогласие с их направлением почти всего состава лагерной комиссии, за исключением Бершадской, которая поддерживала их только в той части, чтобы было сохранено свободное общение мужских и женской зон, а также и значительной части лагнаселения, конспиративный центр принял другое решение: «считать необходимым продолжение деятельности лагерной комиссии», и нам была объявлена так называемая «милость» с их стороны.

Комиссия столкнулась с действительностью вынужденного возврата к своей легальной и последовательно гуманной деятельности с правительственной комиссией.

К этому времени (27–28/У—54 г.) лагерь посетили вы: зам. министра и начальник ГУЛАГа.

3. Как только закончилась первая встреча с вами, и ваша встреча с заключенными по лагпунктам и было достигнуто вновь взаимопонимание сторон, тут же было обнажено жало конспиративного центра — недоверие комиссии и в особенности к отдельным ее членам.

Встал вопрос о переизбрании состава лагерной комиссии по всем трем лагпунктам в связи с нежеланием мириться с вмешательством в дела комиссии со стороны конспиративного центра националистов.

И в деле переизбрания лагерной комиссии националисты сыграли главную роль. Они выдвинули на собраниях свои кандидатуры: по женскому лагпункту — вывели из состава Бершадскую, обвинив ее в нелояльности и тайных связях с администрацией лагеря, заменив своими доверенными, в прошлом активно участвовавшими в повстанческом движении на западе Украины: Супрун и Михалевич Анна.

По второму лагпункту — вывели Батояна и избрали националиста Суничук Емельяна, в прошлом священник и скрытый деятель УПА, Кнопмуса Юрия М., как обиженного несправедливым осуждением и сторонника ненависти к карательной политике СССР, и Глеба Слученкова, как своего ставленника из числа представляющих интересы бытовиков (из преступного мира).

По третьему лагпункту — несмотря на старание националистов и в связи с занятой нами позицией с Макеевым не допустить перевеса в комиссии националистов, [мы|] были вновь избраны с дополнением к нам третьего лица Авакяна.

Так появились агенты из бывшей УПА в комиссии и их подкупный Слученков.

4. С наличием своих агентов в лагерной комиссии стал особо проявлять свою открытую деятельность конспиративный центр и явный диктат со стороны Келлера, который, не будучи членом комиссии, всегда являлся на заседания комиссии и вместе со своими ставленниками не допускал принятия разумных решений комиссии — срывал нашу деятельность на общих собраниях, заключенных через своих исполнителей по организации сопротивления.

Такое вмешательство и подмена деятельности лагерной комиссии ярко укрепили в нас с Макеевым сознание невозможности нормальной и нужной деятельности лагерной комиссии, ибо за одним удовлетворением просьб заключенных, которые давали уже возможность выхода на работу и решения вопроса о событии 16–17/У-54 г., они находили все новые и новые с явным нежеланием устранить беспорядок в лагере, а, наоборот, усугубить его. В связи с этим Макеев, как один из членов комиссии более последовательный, будучи несогласен и боясь мести за неповиновение им, ушел за зону.

Переход конспиративного центра Келлера и Слученкова к открытой деятельности и организации его отделов

1. Несмотря на уход из комиссии заключенного Макеева, который знал мое мнение и мои взгляды, я принял для себя решение остаться в комиссии с единственной целью: распознать подлинную суть деятельности националистов, а также, невзирая на опасность, угрожающую моей личности, не допустить национальной вражды и внутренних эксцессов в связи с этим, удержать заключенных в повиновении занятой комиссией основной позиции, расследования преступлений и оказания помощи комиссии по расследованию, а также сберечь все материальные ценности, склады, магазины и не допустить антисоветского направления вызванных возмущением заключенных событий 16–17/^—54 года.

Мне пришлось играть неблагородную роль артиста, но не марионетки. Я оставался до конца со своими взглядами, не боясь высказывать их в комиссии, но на собрании мне запрещалось выступать таким языком, всюду со мной ходили Слученков и Келлер — один в президиуме, другой в публике, и я ограничивался дословным сообщением о результатах переговоров с правительственной комиссией и постановкой вопроса в конце желающих выступить — остаются ли заключенные довольными работой лагерной комиссии в переговорах с вами или остаются при старом своем решении вызова в лагерь представителя ЦК КПСС.

При этом всегда предупреждал заключенных разумно решить тот или иной вопрос.

2. В связи с занятой мною позицией ко мне возросло недоверие конспиративного центра националистов.

Боясь моего ухода за зону, они окружили меня личной охраной с дачей ей приказания — всюду находиться со мной и даже спать вместе, объясняя это массе заключенных организацией охраны от возможных репрессий против меня со стороны лагерной администрации.

Отвергнув боязнь мести, я решил довести разумно дело до конца, опираясь на известную часть лаг[ерного] населения.

Сообщив об этом прокурору Никологорскому, что я окружен охраной, выйти на вахту к нему не могу и что считаю своим долгом сообщить вам о целесообразности моего пребывания в лагере для всех вас и для дела вообще, с чем вы были ознакомлены прокурором Никологорским

Организация оперативного отдела Глебом Слученковым и военного отдела Келлером Михаилом

1. В связи с изданием приказа начальника ГУЛАГа от 7Д — 54 года о вынужденных мерах за неповиновение и явное желание заключенных устранить имевший место произвол в лагере со стороны лагерной администрации, но боясь последствий неразумного поступка, некоторая часть заключенных выразила желание выйти за зону через проемы во внешних стенах лагеря.

В связи с этим началась деятельность националистов за запрет выходить в проемы и пропускать желающих через вахты лагпунктов.

Оказав в этом сопротивление, я добился свободной отправки желающих только через вахты, что я и старался провести в жизнь, а через них я ставил цель знакомить вас с положением в лагере.

2. Поняв, видимо, мою цель и боясь ввода в зону лагеря вооруженных сил через проемы стен, конспиративный центр без ведома и согласия комиссии организовал 3 отдела:

1) отдел безпеки*[* Отдел безопасности.], возглавляемый Слученковым,

2. военный, возглавляемый Келлером,

3) и отдел пропаганды, возглавляемый Кнопмусом.

3. Отдел безпеки, возглавляемый Слученковым и секретными представителями от Келлера Михаила, состоял главным образом из националистов: Иващенко Валентин, Виктор («Ус»), Борис, Иван Иванович, Туксев Владимир и др.

Нужно заметить, что отдел безпеки тщательно старался законспирировать свои фамилии и мне совершенно невозможно было знать их.

Случайно я узнавал их имена, какими они называли себя. Подлинные ли это их имена, я утверждать не могу, но всех их знаю в лицо и их участие в организации проведений карательных мер над отдельными заключенными, о чем узнавал от 3-х лиц.

Несмотря на мое личное распоряжение о снятии телефонов и сдачу их в камеру хранения, что и было выполнено электриками 1-го лагпункта и пом. по быту, и на запрет пользоваться кабинетами, Слученков и Келлер отменили мое распоряжение, взломали замки и заняли кабинеты администрации лагеря на 1-м лагпункте, установили телефоны, организовали связь по лагпунктам и приступили к «деятельности».

4. При отделе безпеки были созданы комендатура и полицейский участок, возглавляемые Иващенко, а также сыскное бюро, возглавляемое Виктором по кличке «Ус».

5. Отдел безпеки занимался главным образом выявлением лиц из среды заключенных, кто в какой-либо мере пользовался доверием у администрации лагеря, а также желающих выйти за зону или каким-либо образом связывающихся с администрацией лагеря.

Указанных лиц, как правило, подвергали грубому аресту, предъявлялись фиктивные обвинения и с применением физических мер воздействия водворяли в места их изоляции.

Ко мне приходили с жалобами на несправедливость действий со стороны указанного отдела.

Первое время мне не была известна вся кошмарная деятельность ночных застенков, и я потребовал на заседании лагерной комиссии отчет о деятельности Слученкова и Келлера.

Комиссия поддержала мое справедливое предложение, что если имеет место изоляция, то о всех подобных случаях нужно ставить вопрос на лагерной комиссии и изолировать только по решению ее.

Но Слученков, Келлер и Виктор («Ус») заявили на комиссии, что они не будут отчитываться в комиссии и за свою деятельность будут нести ответственность сами.

Я заявил, что вынужден буду обнародовать такое самоуправство, и решил проверить места изоляции и состояние изолированных. К сожалению, мне удалось посетить только помещение у больницы 1-го лагерного пункта и, ознакомившись с причинами ареста мужчин и женщин, я распорядился об их освобождении.

Из 9 человек были освобождены 7. Среди них: нарядчик 3-го лагпункта, ПОМ. по быту того же лагпункта, врач Шиманова и др.

В ту же ночь я случайно обнаружил в кабинете у Иващенко арестованную заключенную актрису Конько, с которой грубо обращались исполнители Слученкова, и, ознакомившись с причинами, я распорядился освободить заключенную Конько, но с приходом ее в барак она снова была арестована по приказанию Слученкова, о чем я узнал и вторично освободил.

Такому же произволу быт подвергнут зуботехник 3-го лагпункта, которого я застал в кабинете Иващенко с завязанными глазами и в наручниках, который также был мною освобожден.

Видя мое вмешательство в их неразумные дела, Слученков и Келлер приказали своим исполнителям не допускать меня к местам изоляции, а аресты и допросы стали производить в ночное время и в личном кабинете Слученкова, куда доступ мне был не разрешен.

Учитывая, что ко мне было много посетителей, Слученков и Келлер установили пост у входа в здание, которому приказали никого до меня не допускать, а страстно желающих поговорить со мною лично приказывали заводить к ним.

Большей частью я узнавал об этом с выходом на улицу, где и быт мой рабочий «ходячий» кабинет.

Не в оправдание говоря, я был всеми уважаем, и меня всегда окружали вопросами и просьбами, которые немедленно удовлетворялись.

6. Но дело простыми арестами, наручниками и пытками, оказывается, не кончалось.

Деятельность отдела безпеки приняла строго конспиративный характер, и через третьих лиц до меня и комиссии дошел отзвук слуха, что Слученков и Келлер со своими исполнителями занимались убийством, подвешиванием и сожжением трупов из числа неугодных им заключенных.

Это сообщение ошеломило меня. Все мои личные розыски и расспросы ни к чему не привели.

Тогда я стал тщательно знакомиться с местом пребывания отсутствующих у нас лиц из числа заключенных, желая знать, нет ли их среди убитых, раненых или живых, находящихся за зоной.

По сообщению из правительственной комиссии мне стало ясно, что если их нет среди мест, указанных мнокз, значит, они могли быть подвергнуты исчезновению от деятельности отдела безпеки.

Были ли они на самом деле убиты и сожжены националистами — установить этого мне не удалось и утверждать не могу, но в связи с этим я обнаружил, что баня 1-го лагпункта не работала около семи дней, несмотря на распоряжение комиссии проводить беспрерывную купку и стирку белья.

Чтобы установить действительный недостаток лиц из числа лагерного контингента и установить причины их исчезновения, нужны поименная поверка всего лагнаселения и следствие специальных органов.

7. На одном из совещаний лагерной комиссии, где вновь встал вопрос о деятельности Слученкова и конспиративного центра Келлера, т. е. существует ли комиссия или всем продолжает руководить конспиративный центр, Слученков и Келлер заявили, что дело комиссии встречаться с представителями МВД и прокуратуры, а их дело — это их дело.

Тут же Слученков и Келлер заявили, что они — если это будет нужно — начнут составление «черного списка», в который будут заноситься лица, неугодные им, и которые будут уничтожены, как этого требует обстановка, и что за последствия будут нести ответственность они сами, а не комиссия.

8. Будучи не согласен с подобными мерами, я настоял в комиссии, что подобный список должен быть известен комиссии и решение по нему должно быть известно всем заключенным.

Против меня понеслись угрозы, что буду сам убит, если позволю обнародовать.

Тем не менее, разумная часть комиссии встала на путь борьбы и сопротивления мероприятиям конспиративного центра.

На собраниях всех трех лагпунктов я сообщил заключенным, что к лицам, нарушающим установленный режим в лагере самими заключенными, могут быть применены меры вплоть до занесения их в так называемый «черный список», который ведет Глеб.

Я надеялся, что через уходящих за зону об этом будет известно правительственной комиссии, и я твердо стоял на позиции свободного выхода за зону желающих, что и делал, сопровождая таковых сам, чтобы им было безопасно, и вышедшие через вахты могут подтвердить это: Коваленков, Косенкова и другие десятки лиц. О наличии «черного списка» комиссии так и не было известно.

9. Чувствуя сопротивление комиссии мероприятиям конспиративного центра и мою твердую волю в наведении образцового порядка в лагере, конспиративный центр демонстративно и диктаторски объявил комиссии, что помимо членов комиссии в ее работе будут принимать участие Нескис, Кондратас Иозев и Виктор («Ус»). Так появились в комиссии дополнительные агенты — ярые националисты из литовцев и западных украинцев, которые сковывали деятельность комиссии и создавали затяжной характер.

Чтобы познакомить с ними комиссию МВД и прокуратуры, я не возбранял их настойчивости присутствовать при встречах с вами.

10. Ярый националист Кондратас стал руководить всеми прибалтийцами и, будучи юристом по образованию, взял на себя миссию расследования всех якобы имеющихся фактов злодеяний в Степлаге. Организовал бюро сбора таких данных от заключенных с центром во втором лагпункте и привлек к этой работе Литвинова Геннадия из литовских националистов.

Чтобы удовлетворить их желание и самоинициативу, ознакомления вас с их материалами я сообщил об этом комиссии и брал их с собою для встречи с вами.

11. Помимо этого Кондратас быт постоянным представителем и соглядатаем от центра на собраниях около меня и был постоянным выступающим за недоверие составу правительственной комиссии и за приезд только члена Президиума ЦК КПСС.

Провокационное сообщение Слученкова и Куц Иосифа от 11/у1—54 г. с целью дискредитации членов комиссии МВД СССР генералов Долгих и Бочкова

1. После непримиримой борьбы лагерной комиссии с деятельностью конспиративного центра в вопросе целесообразности приглашения члена Президиума К КПСС и замены его любым представителем из ЦК Казахстана или Карагандинского обкома партии пришлось удовлетвориться авторитетом представителей указанных партийных организаций. В лагерь был приглашен один из секретарей Карагандинского обкома, который встретился с лагерной комиссией, выслушал просьбы заключенных и пожелал ознакомиться с положением в лагере, но выразил пожелание и необходимость выхода на работу заключенных.

Обо всем этом нужно было довести до сведения лазерного] населения, чему вновь стали противиться конспиративный центр и его агентура в комиссии. Особенно были против Слученков, Келлер, Кондратас и Кнопмус.

Но в силу моего протеста как председателя комиссии и решения доводить до сведения лагнаселения о деятельности нашей комиссии собрания были собраны и сообщение сделано.

Но благодаря выступившим националистам Кондратасу и чечену (бывшего секретаря обкома — фамилии не помню) в тот же вечер было предложено лагерной комиссии ответить правительственной комиссии о нежелании заключенных удовлетвориться полномочиями и авторитетом секретаря обкома и что просьба о приезде члена Президиума ЦК КПСС остается незыблемой.

К моему стыду и неудовольствию мне пришлось написать в смягчающей и гуманной форме требуемый ответ заключенных.

2. Желая, видимо, умалить достоинство и полномочия членов комиссии МВД и Прокуратуры СССР и продлить создавшееся положение в лагере, 11/\Ч—54 г. Слученков, не доведя до сведения лагерной комиссии, распространил слух по всем трем зонам, что якобы он как член комиссии был вызван к вахте 1-го лагерного пункта старшим лейтенантом Магазинниковым, который якобы от имени генералов Долгих и Бочкова сделал ему предложение спровоцировать столкновение в лагере между русскими и украинцами, добиться при этом 10–15 трупов для оправдания ввода вооруженных сил в лагерь, за что Слученков получит свободу и избранное им место жительства в любом городе Советского Союза.

Пользуясь присутствием в лагере в то время зам. Генерального прокурора Вавилова, я просил засвидетельствовать заявление Слученкова и тем самым избавить лагерную комиссию от ответственности за поклеп и дискредитацию генералов и их полномочий. Что и было сделано.

Комиссии было предложено обратиться к зам. министра МВД Егорову с уведомлением о заявлении Слученкова, а сообщение Слученкова — вызвало [у] части заключенных недоверие к полномочиям правительственной комиссии и вам.

Имело ли место подобное дело на самом деле? Как оказалось, нет.

Лагерной комиссии стало ясно, что это трюк конспиративного центра с единственной целью затянуть положение, со ссылкой на недоверие к правительственной комиссии и необходимость таким образом ждать приезда члена Президиума ЦК КПСС.

3. Создав таким образом напряжение в лагере и якобы угрозу ввода в зону вооруженных сил через проемы, руководитель организации общего сопротивления (а на самом деле УПА) Келлер без ведома комиссии распорядился разрушать внутренние стены ограждений и возводить систему укреплений в виде баррикад, ходов сообщения и заслонов от возможного обстрела.

Несмотря на мой личный запрет, баррикады росли с каждым днем. Конспиративным центром были введены внутренняя караульная служба и штабы сопротивления на каждом лагпункте.

Узнав об этом, я обратился к Келлеру, что он имеет в виду введением военного положения в зонах лагеря. Он ответил: «Я прошу не мешать мне в этом, мы не хотим больше быть жертвами ЧК, и если они нападут на нас, то мы встретим их смело. Сейчас стоит лозунг «Смерть за смерть!».

Поняв, что я бессилен противиться, мне ничего не оставалось делать, как следить за всем ходом событий, спрашивать на собраниях, нужны ли такие меры? И всюду был голос националистов: «Нужный»

Стала необходимость назначения командиров пунктов сопротивления и начальников штабов.

Я пыпался ограничиться одним человеком на лагпункте и старался назначить разумных людей, вменив им в обязанность руководство порядком в лагере.

На третьем лагпункте я предложил Жмыхова и Долгонолона. Келлер поставил к ним своих доверенных: грузина Карла и Задорожного Анатолия, который, кстати сказать, и быт рупором Глеба и Келлера на собраниях заключенных.

На втором лагпункте Келлер назначил Лежава Константина и других неизвестных мне по фамилиям. Я согласился, ибо по-своему понимал Лежава.

На первом лагпункте быгли поставлены вообще неизвестные мне ставленники УПА: Ибрагимов, а затем Иващенко.

4. Кроме того, что были организованы штабы по сопротивлению, Келлером быгли назначены командиры корпусов, а в них командиры бараков, секций, бригад и ударные отряды в жилых секторах из чечен.

Была введена караульная служба — посты, секреты, контрольно-поверочные пункты и разводы. Все несение караульной службы взяли на себя националисты украинцы, литовцы и чечены. Ими были подменены ранее поставленные для дежурства по лагпунктам от комиссии ответственные за порядок и дисциплину: по 1-му лагерному пункту — Шиманская, по 2-му лагерному пункту — Фип, по 3-му лагерному пункту — Гончаров.

5. Списки фамилий командиров по секторам и участников контрольных пунктов тщательно скрывались и были известны только Келлеру и Слученкову. Как и списки исполнителей отдела безпеки были засекречены и известны тоже только Келлеру и Слученкову. Лагерная комиссия была удалена от этого.

6. Для отличия от прочих заключенных исполнителям безпеки и военного отдела была изготовлена специальная форма — по образцу бывших служащих УПА. Из материала, конфискованного Слученковым и Келлером на базах и складах.


 

Категория: Мои статьи | Добавил: millit (20.11.2017)
Просмотров: 9 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: